пятница, 29 июня 2018 г.

Торговая война разгорается — США наносят удар


И при этом обвиняют Россию и Китай в попытках «расколоть Запад»

26 июня США в ультимативной форме потребовали соблюдать эмбарго на импорт нефти из Ирана и даже назначили дату, к которой, как ожидает Вашингтон, импорт сойдет к нулю, – 4 ноября 2018 г. 


Высокопоставленный чиновник Госдепартамента официально подтвердил, что идут переговоры с европейскими дипломатами и такие же встречи состоятся с представителями Турции, Индии и Китая. На переговорах американские дипломаты доводят до сведения партнёров серьёзность своих намерений: против компаний, которые пойдут на нарушение эмбарго, будут применены штрафы («вторичные санкции»). Среди европейских компаний крупнейшие импортеры иранской нефти – это французская Total и итальянская Eni. Представитель Eni заявил, что контракт на покупку иранской нефти истекает в конце 2018 г. 

О введении одностороннего эмбарго американский президент объявил в мае – и за этим в июне последовал скачок цен на нефть (см. рис.). 



 Такая реакция рынка очень логична: ведь Иран – один из главных в мире нефтедобытчиков (в 2017 г. – 234 млн т, третье место среди стран ОПЕК) и любая попытка отсечь эту страну от системы мирового энергоснабжения сказывается на динамике цен чёрного золота. 

Следует признать, что такие попытки, неоднократно делавшиеся американцами, до сих пор приносили результат. Если по запасам нефти Иран более чем втрое превосходит США, то по добыче уступает почти в 2,5 раза (данные 2016 года). Ещё в 1995-1996 гг. США ввели санкции против компаний любой страны (!), которая вложит в иранскую экономику больше 20 миллионов долларов. В 2010 г. под давлением США от проектов с иранцами отказались четыре крупнейших нефтяных гиганта – Total, Еni, Statoil (Норвегия), Shell и Inpex (Япония). «Мы не ведем с Ираном никакого бизнеса, за исключением покупки сырой нефти», – заявили тогда представители Total. 

В силу зигзагов политики Вашингтона в те времена американцы заявляли, что своими санкциями хотят принудить Иран вернуться к переговорам… по той самой «ядерной сделке», от которой Трамп в итоге отказался. Нынешнее эмбарго напрямую связано с этим отказом. Причём Евросоюз и европейские страны-участницы соглашения (Великобритания, Франция и Германия) из соглашения не вышли и даже обещали защитить свои компании от «вторичных санкций» Вашингтона. «Я надеюсь, что теперь каждая страна Евросоюза каждый месяц станет демонстративно покупать хотя бы баррель иранской нефти, даже если раньше не закупала нефть у Ирана. Это бы показало, что страны ЕС поддерживают сделку», – читаем в комментариях онлайн на европейских форумах к информации о нынешнем демарше американцев. 

Однако до сих пор громкие слова европейских лидеров не подкреплялись делами – пороху не хватало. И бизнес делал соответствующие выводы. Total, другая французская компания – автомобилестроительная PSA (1) и датская Maersk (2) уже заявили о своем уходе с иранского рынка: угроза лишиться кредитов американских банков подействовала. Да и штрафы могут быть нешуточные. В частности, Total отказалась от участия в разработке крупнейшего нефтегазового месторождения Южный Парс.

Зато американцы беззастенчиво и цинично провозгласили Стратегию максимального экономического давления на Иран, у которого 70-80% экспортной выручки формируется за счёт нефти. «Иран стал совсем другим с тех пор, как мы вышли из сделки», – уверяет американский президент. Госдепартамент самодовольно заявил, что иранскому правительству придётся считаться с недовольством населения, чей жизненный уровень в результате экономической изоляции снижается. «Пожелание 80-миллионному населению страны помучиться от голода очень амбициозно», – деликатно комментирует стратегию США читатель австрийской газеты Der Standart.  

По оценкам, иранский экспорт достигает 2-2,5 млн барр. в сутки (40-50 млн т в год), и даже в том случае, если бы США не стали грозить «вторичными санкциями», после выхода США из ядерного соглашения экспорт снизился бы примерно наполовину. По крайней мере, из этого исходили участники последней встречи в формате ОПЕК+. Стоит упомянуть и о том, что решение министров стран-членов ОПЕК увеличить добычу было очень сложным: накануне его принятия, на заседании мониторингового комитета, представители Ирака и Венесуэлы отказались это решение поддержать, а иранский представитель покинул заседание. 

Давление американцев на Иран имеет выраженную политическую направленность, но также и экономическую подоплёку: повышение цен на нефть стимулирует сланцевую добычу в США. С этой точки зрения американцам выгоден и хаос в Ливии, где из-за постоянных вооружённых столкновений добыча нефти упала на 400 тыс. барр. в день – прошедшие полтора года она удерживалась на отметке 1 млн барр. Зато экспорт нефти из США за год правления Трампа увеличился почти вдвое (быстрее, чем в среднем за 8 лет пребывания у власти Барака Обамы). Американскому президенту есть чем козырять.

В Вашингтоне без ложного стеснения говорят о дальнейших действиях своих европейских партнёров – прежде всего, стран-импортёров нефти: «Причина, по которой они всё же пойдут на это (согласятся участвовать в американском эмбарго – Н.М.), – это их отношение к нам», – цитирует пресса слова чиновника из Госдепартамента. «Империя повелевает» – вот как нужно понимать действия американцев, пишет читатель немецкой Zeit. 

Нанося очередной удар по Ирану, США не скупятся на угрозы другим государствам. Одновременно с заявлением Госдепартамента в американском Сенате (в комитете по иностранным делам) прошли слушания, на которых помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл обвинил Россию и Китай в попытках «расколоть Запад». Митчелл усматривает «особую агрессивность» Китая и России в странах Центральной и Восточной Европы. Достойный преемник Виктории Нуланд, этот чиновник объявил о мерах, принятых администрацией США, – увеличить поставки вооружений Грузии и Украине. По словам Митчелла, ограничения, введенные администрацией Обамы на поставку вооружения Украине, сняты. Кстати, и это выгодно американскому бизнесу – компаниям, которые занимаются производством и экспортом вооружений. 

Примечания
(1) Выпускает автомобили марок Citroën, Peugeot, Opel, DS и Vauxhall. Оборот 65 млрд евро. 

(2) Специализируется на газо- и нефтедобыче, а также логистике. Оборот 35 млрд долл. США.

Источник