2

вторник, 31 июля 2018 г.

«Крайне прагматичный политик»: зачем Эрдоган заговорил о вступлении Турции в БРИКС


Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган изъявил готовность присоединиться к БРИКС. С этой идеей он обратился к государствам — членам организации. По словам политика, Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР тепло восприняли его инициативу. Заявление турецкого лидера прозвучало в ходе саммита блока в Йоханнесбурге, отмечается в публикации газеты Hurriyet Daily News. Эксперты полагают, что Эрдоган серьёзно рассматривает перспективу вхождения Анкары в «большую пятёрку», так как осознаёт, что период однополярного мира, во главе которого стоят США, подходит к концу. О перспективах интеграции Турции в БРИКС — в материале RT.

Президент Турции Реджеп Эрдоган призвал членов БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) позволить его стране присоединиться к организации. Слова турецкого лидера приводит газета Hurriyet Daily News.
«Если вы возьмёте нас, название платформы станет БРИКСТ», — отметил политик.
Как заявил Эрдоган, его предложение было тепло воспринято членами БРИКС, прежде всего Китаем.
«Китайцы особенно подчеркнули, что одобряют расширение. Я увидел, что они рассматривают возможность присоединения других стран к этой платформе, они не против», — добавил турецкий президент.
Он подчеркнул, что Турция вместе с пятью странами БРИКС входит в G20 и сотрудничество с Анкарой будет полезно странам блока в плане экономики и инвестиций.


На десятый саммит БРИКС, одной из ключевых тем которого стал Ближний Восток, Эрдоган был приглашён в качестве председателя Организации исламского сотрудничества (ОИК).

«Сверить часы»


В ходе мероприятия глава Турции провёл встречу с российским коллегой Владимиром Путиным. По итогам этой беседы президент РФ отметил, что отношения Москвы и Анкары переживают подъём, а сотрудничество между странами развивается в разных сферах.

«Наши отношения двусторонние, находятся на подъёме. Это совершенно очевидно и в области преодоления кризисов (я имею в виду сирийский кризис), и в сфере экономики. По плану реализуются все наши крупные проекты», — заявил Владимир Путин.
Он добавил, что рад этой возможности пообщаться на полях саммита и «сверить часы по совместной работе».
Прокомментировал встречу и Эрдоган. «Всестороннее сотрудничество между Россией и Турцией вызывает у некоторых чувство ревности», — сказал турецкий лидер.
Ранее в интервью турецкой газете Habertürk Эрдоган жёстко высказался по поводу конфликта Анкары и Вашингтона из-за американского пастора Эндрю Брансона. Последний был задержан на турецкой территории по подозрению в причастности к перевороту 2016 года и связях с Курдской рабочей партией.


«По-моему, это всё психологическая война. Мы не отступим из-за санкций», — отметил турецкий лидер.
Он добавил, что Соединённые Штаты не должны забывать, что могут потерять союзника в лице Турции.
«Мы не привязаны к США, они не должны забывать, что если они не изменят своего отношения, то потеряют ... союзника», — приводит слова президента Habertürk.
Ранее президент США Дональд Трамп пригрозил ввести «крупные санкции» в отношении Турции, если власти страны не отпустят на свободу Брансона.

Точка опоры


Эксперты полагают, что слова турецкого лидера хотя и привязаны к текущему политическому моменту и вызваны конфликтом Турции с США, всё же свидетельствуют о серьёзном желании Анкары примкнуть к БРИКС.
«В какой-то степени слова Эрдогана направлены в адрес Вашингтона, так как сейчас глава Турции хочет в некоторой степени изменить свою внешнюю политику, он не хочет ориентироваться исключительно на Соединённые Штаты и Евросоюз. Кроме того, свою роль играет и общее обострение американо-турецких отношений»,  — прокомментировал ситуацию в беседе с RT старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Борис Долгов.
При этом Турция действительно собирается активно развивать экономические отношения с Россией и с другими членами БРИКС, считает эксперт.
«Это укладывается в многовекторную политику, которую проводит Эрдоган уже довольно давно. Он не собирается выходить из НАТО или разрывать связи с Европейским союзом. Но при этом хочет получать выгоду от совместных проектов с РФ, Китаем или Индией. Анкара сотрудничает с теми, с кем ей выгодно в настоящий момент или в ближайшей перспективе, и именно в таком контексте я бы рассматривал сегодняшнее заявление Эрдогана», — подчеркнул Долгов.  

Он также отметил, что само желание Турции вступить в БРИКС ещё не означает, что эту страну непременно примут в организацию.
«Как это будет выглядеть на практике и в каком формате это произойдёт, если произойдёт вовсе, покажет время», — заявил Долгов.
Руководитель Центра восточных исследований Дипломатической академии МИД РФ Андрей Володин уверен: Эрдоган говорит о членстве в блоке, так как хочет подчеркнуть, что его страна готова проводить независимую от США внешнюю политику.
«Сейчас турецкий лидер испытывает кризис в отношениях как с Соединёнными Штатами, так и с ведущими государствами Евросоюза. Поэтому его слова о БРИКС произнесены, чтобы оказать некое давление на НАТО и на контрагентов Турции в миграционной проблеме. При этом Эрдоган — политик крайне прагматичный и даже циничный. Он понимает, что эпоха однополярного мира, в котором Вашингтон является безусловным лидером, подходит к концу. Поэтому он пытается найти некую новую точку опоры для своей внешней политики», — сказал специалист в беседе с RT.

Ближневосточный вектор


По словам Володина, глава Турции понимает, что на данный момент это не международная организация в полном смысле слова, а просто некий формат взаимоотношений между странами. 
«Преобразуется ли эта структура во что-то более весомое, сказать пока трудно. Но в перспективе, если это произойдёт и если туда включат Анкару, страна может стать региональным лидером на Ближнем Востоке и играть ключевую роль в создании коллективной системы безопасности в Восточном Средиземноморье», — отметил эксперт.


Он также добавил, что к призыву Турции включить её в БРИКС стоит относиться спокойно, однако и без внимания данные слова тоже оставлять не следует.
«Это не первые подобные слова Эрдогана, он ранее говорил о возможном вхождении Турции в ШОС, широком сотрудничестве с тем же БРИКС. Это предложение надо всесторонне изучить проанализировать и отталкиваться от результатов этой работы», — уверен Володин.
Доцент кафедры европейского права МГИМО и директор Центра европейской информации Николай Топорнин считает, что однозначно сказать, принесёт или нет БРИКС пользу возможное вступление в него Турции, пока нельзя.  
«Понятно, зачем это Турции: она сейчас ищет, на кого опереться после того, как у Эрдогана оказались подпорчены отношения с США. Что же касается самого БРИКС, то тут всё не так очевидно. Да, турецкое государство играет важнейшую роль на Ближнем Востоке, в том числе в вопросе сирийского урегулирования. Да, Турция входит в G20, а блок заинтересован в том, чтобы принимать в свой состав наиболее развитые в экономическом отношении страны. Вхождение Анкары в альянс Бразилии, России, Китая, Индии и ЮАР, безусловно, поднимет авторитет БРИКС на мировой арене», — рассуждает эксперт.
Однако, как пояснил Топорнин, Анкара имеет неоднозначную внешнеполитическую репутацию.
«За Турцией тянется шлейф некоторых недемократических и, я бы даже сказал, крайне жёстких шагов как во внешней, так и во внутренней политике. Принятие её в состав международной организации может вызвать неоднозначные последствия. Например, если Анкара станет участником блока, это может отвратить некоторые другие страны от вхождения в БРИКС. Это относится, в частности, к Саудовской Аравии», — отметил Топорнин.
Он также подчеркнул, что слова Эрдогана будут всесторонне оценены и проанализированы руководителями государств, входящих в БРИКС, и по итогам будет принято решение о реакции на них.

Источник