вторник, 7 августа 2018 г.

Надводный флот России утратил возможность ответного удара по АУГ США. Можно ли спасти ситуацию?


Глядя на текущее положение дел в обновлении нашего флота новыми надводными кораблями, а также системами ракетного вооружения, можно отметить тот факт, что надводный компонент Военно-морского флота России имеет крайне серьёзный (с оперативно-тактической точки зрения) недостаток в выполнении боевых операций в дальней морской зоне, где возможности поддержки со стороны морской авиации гораздо менее существенны ввиду наличия у численно превосходящих ВМС США возможности создания над океанскими просторами большого количества противовоздушных зон воспрещения и ограничения доступа и манёвра A2/AD.

В первую очередь, в список этих недостатков необходимо включить невозможность выполнения дальнего противокорабельного удара по авианосным и корабельным ударным группировкам противника ввиду отсутствия необходимого количества авианосцев, а также палубных многоцелевых истребителей-носителей противокорабельных ракет большой дальности. Так, состоящие на вооружении 279-го отдельного корабельного истребительного авиаполка палубные истребители-перехватчики Су-33 не являются носителями 2,5-маховых противокорабельных ракет Х-41 «Москит». Естественно, необходимо учитывать и многоцелевые истребители МиГ-29К/КУБ (таких машин в распоряжении лётного состава 279-го ОКИАП 23 единицы). Они способны нести на подвесках до 4 ПКР Х-31АД и/или Х-35У, а также обеспечивать «глубину» противокорабельного удара порядка 1000 — 1050 км (при сочетании 750-800-километрового радиуса действия МиГ-29К/КУБ с дальностью действия вышеуказанных ПКР в 250 км).


Но давайте мыслить трезво. Для подобного удара палубные «Фалкрумы», эскортируемые Су-33, должны приблизиться к АУГ противника на расстояние 250 км, что неминуемо чревато смертельной встречей с палубными истребительными эскадрильями F/A-18E/F «Super Hornet» и самолётов РЭБ EA-18G «Growler». Почему «смертельной»? Да потому, что данные машины оснащены современнейшими помехозащищёнными бортовыми АФАР-радарами AN/APG-79, вполне способными рассмотреть цели за «пеленой» помех, генерируемых далеко не новейшими контейнерными станциями радиоэлектронного противодействия «Сорбция» (на законцовках крыла Су-33) и даже более совершенными МСП-418К (на подвесках МиГ-29К/КУБ); боекомплект класса «воздух-воздух» штатовских палубников может быть представлен дальнобойными ракетами AIM-120D с радиусом действия в 160—180 км.

В то же время наши машины оснащены старыми радарами Н001К с антенной решёткой Кассегрена и Н010 «Жук» со щелевой антенной решёткой (ЩАР), которые не смогут ничего противопоставить современным контейнерным комплексам РЭБ AN/ALQ-249 «Next Generation Jammer», подготавливаемым к обретению оперативной боевой готовности в составе бортового радиоэлектронного оборудования самолётов EA-18G «Growler». Излучатели помех этих комплексов представлены активными ФАР, способными легко «забить» приёмный тракт и Н001К, и «Жука». А поэтому шанс на победу в дальнем воздушном бою с «Супер Хорнетами» у наших палубных истребителей будет минимальным, а значит, ни о каком противокорабельном ударе не может быть и речи. Заметьте, здесь мы не принимали во внимание тот факт, что истребительное авиакрыло каждого американского авианосца не только совершенней 279-го ОКИАП в технологическом плане, но и количественно превосходит его примерно в 2,5 раза, не говоря уже о присутствии палубных самолётов радиолокационного дозора и наведения E-2D «Advanced Hawkeye», играющих первостепенную роль в оперативном информировании всей АУГ о надводной и воздушной тактической обстановке радиусе около 1000 км от корабельного ордера. В данном случае наши палубные истребители могут быть перехвачены не только «Супер Хорнетами», но ещё и зенитными управляемыми ракетами сверхбольшой дальности SM-6 (RIM-174 ERAM) на удалении около 300 км по целеуказанию «Хокаев».


Су-33 279-го ОКИАП на палубе ТАВКР «Адмирал Кузнецов»


Наблюдаться такой расклад будет ровно до тех пор, пока МиГ-29К/КУБ не оснастят бортовыми РЛС с активными ФАР «Жук-АЭ» в варианте с 700-миллиметровым полотном из 1016 приёмо-передающих модулей на базе арсенид-галлиевых структур, либо ещё более передовыми бортовыми РЛС «Жук-АМЭ» с приёмо-передающими модулями, выполненными по LTCC-технологии (низкотемпературной совместно обжигаемой керамики). Высокая термостойкость последних даст возможность радару работать на повышенной мощности со значительно большей рабочей температурой, благодаря чему дальность обнаружения целей типа «F/A-18E/F» может достигнуть 180—200 км, целей типа «SM-6» — 90—120 км. Для установки данных радиолокационных станций на каждый многофункциональный истребитель семейства МиГ-29К необходима лишь относительно несложная аппаратно-программная адаптация с частичной модернизацией информационного поля кабины лётчика, ведь данные машины оснащены современной мультиплексной шиной данных MIL-STD-1553B. К примеру, многие американские тактические истребители F-15E «Strike Eagle» уже давно оперируют с АФАР-радарами AN/APG-82(V)1 на борту, заменившими устаревшие щелевые AN/APG-70; с истребителями завоевания превосходства в воздухе F-15C «Eagle» аналогичная ситуация: их оснащают похожими станциями AN/APG-63(V)3.

У нас же не наблюдается ни малейших намёков на скорое обновление радиолокационных комплексов тактической авиации ни палубного, ни наземного базирования, что может быть связано лишь с недостаточными финансовыми вливаниями в работы, проводимые в области АФАР корпорацией «Фазатрон-НИИР». Судя по всему, у нас могут финансироваться исключительно такие «важные для становления государства» прожекты, как новая музейно-выставочная инфраструктура для «Ельцин-центра», за которую налогоплательщики должны отдать 1,33 млрд., где в будущем пройдёт не одна сотня шабашей либералов, получающих «монету» от западных кураторов. Вот такая ситуация.

Очень неплохой альтернативой обновления 279-го ОКИАП могло бы стать перевооружение на палубную модификацию многофункционального сверхманевренного истребителя поколения «4++» МиГ-35, который предусматривает размещение не только работоспособного радара «Жук-АЭ», но и уникального оптико-электронного оборонительного комплекса СОАР с квантовым оптико-электронным прицельно-навигационным комплексом обзора нижней полусферы ОЛС-К, способных легко обнаруживать и сопровождать поверхностные и воздушные цели в телевизионном и инфракрасном диапазонах, тем самым проводя скрытную оптическую разведку. К сожалению, и здесь мы слышим типичную песню о нерентабельности подобной задумки, о чём в конце мая заявил известный военный эксперт и редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский, аргументируя такое мнение «фактическим отказом России» от строительства авианосцев, очевидно, имея в виду туманность перспективы реализации проекта проекта 23000 «Шторм». И как это ни прискорбно, но выхода из этого безумия пока что не наблюдается даже на горизонте, ведь, пока будут думать о «Ельцин-центрах», на положительный исход можно не надеяться.

Вернёмся к противокорабельным возможностям надводного компонента флота. Без более-менее современной палубной авиационной составляющей на базе единственного тяжёлого авианесущего ракетного крейсера «Адмирал Кузнецов» можно и не рассчитывать на победу в дуэльной ситуации даже с одной из 11 АУГ ВМС США. Особенно плохо дела будут обстоять на удалении 5 и более тысяч километров от родных берегов, где нашу единственную АУГ или обособленную корабельную ударную группировку не смогут должным образом поддерживать ни МиГ-31К, ни Ту-22М3, оснащённые гиперзвуковыми аэробаллистическими многоцелевыми ракетами Х-47М2 с радиусом действия до 3000 км. Также не будет возможности в информационном обеспечении целеуказания по кораблям АУГ противника со стороны дальних противолодочных самолётов Ту-142М4, полёты которых воздушных просторах над удалёнными морями и океанами будут крайне опасны ввиду напичканности «Иджис»-эсминцами противника. При таком раскладе остаётся единственный вариант — применение бортовых противокорабельных комплексов П-50 с ракетами 3М45 (П-700) «Гранит», П-1000 «Вулкан» с ракетами 3М70, 3К55 «Оникс» с ракетами 3М55, а также перспективных 3К22 «Циркон» с гиперзвуковыми ПКР 3М22.

Последние две ракеты («Оникс» и «Циркон») обладают всеми необходимыми свойствами для прорыва перспективных корабельных средств противоракетной обороны, среди которых можно выделить противозенитное маневрирование, малую радиолокационную сигнатуру (ЭПР), скорость полёта 2,5 и 5-6М соответственно, а также возможность установки компактных бортовых средств РЭБ и устройств отстрела дипольных отражателей. Тем не менее, оценочная дальность этих ракет (по данным специалистов и СМИ со ссылкой на компетентные источники) составляет от 400 до 1000 км, в то время как американские палубные многоцелевые истребители F/A-18E/F, несущие на подвесках по 2 малозаметные противокорабельные ракеты AGM-158C LRASM-А способны обеспечить «глубину» удара до 1690 км (радиус действия «Супер Хорнета» 760 км + дальность LRASM порядка 930 км). Говоря более простым языком, 24 американских палубных истребителя ВМС США могут запустить по нашей корабельной группировке 48 LRASMов почти с 1,7 раза большей дистанции, чем наши фрегаты, БПК и крейсера смогут выполнить ответный пуск «Цирконов». Естественно, сближения до расстояния в 1000 км (позволяющего дать ответку) не состоится и бой будет вестись до иссякания боезапаса зенитных управляемых ракет комплексов «Редут», С-300ФМ, «Кинжал», «Кортик», «Панцирь-М» и т.д., после чего наша КУГ может потерпеть поражение.


Лётный экземпляр («черный») дозвуковой противокорабельной ракеты большой дальности AGM-158C LRASM на точке подвески палубного многофункционального истребителя F/A-18E «Super Hornet»


2 августа 2018 года американская компания «General Atomics Aeronautical System Inc.» анонсировала успешное завершение четвёртого испытания «продувочного» макета перспективного беспилотного палубного самолёта-заправщика MQ-25, предназначенного для почти двукратного увеличения боевого радиуса действия состоящих на вооружении палубных истребителей F/A-18E/F и самолётов РЭБ EA-18G, а также более современных малозаметных истребителей F-35C. Машина была протестирована на коэффициент аэродинамического качества, а также на стабильность работы закрылков и рулей высоты во время низкоскоростного теста в аэродинамической трубе. Также были проверены возможности будущего дрона-танкера по катапультному старту с борта авианосца и поведению силовых элементов конструкции планера макета в момент зацепления гака за трос аэрофинишера.

Поступление первых танкеров MQ-25 в состав палубных эскадрилий ВМС США можно будет считать практически кульминационным моментом в освоении американскими АУГ новой ступени оперативных возможностей. С этого момента «Супер Хорнеты» смогут обеспечить удар противокорабельными ракетами LRASM на дистанции порядка 2450 км! Такая способность не только окончательно сведёт к нулю возможности нашего надводного флота по ответному противокорабельному удару, но и поставит под сомнение дальностные показатели российских аэробаллистических ракет «Кинжал», а также китайских баллистических противокорабельных ракет средней дальности DF-21D. Применение тактических крылатых ракет сверхбольшой дальности AGM-158B JASSM-ER палубными истребителями «Супер Хорнет» (при участии заправщиков MQ-25) позволит американским авианосцам не приближаться к береговой линии Китая на расстояние менее 2700 км, в то время как дальность DF-21D достигает лишь 2000 км. Следовательно, угрозу штатовским АУГ будут представлять лишь DF-21D воздушного базирования, размещённые на центральном узле подвески бомбардировщика H-6N (дальность этого варианта «Дунфэна» достигнет 3000—3500 км), а также российские Х-47М2, запускаемые с Ту-22М3 (их дальность составит 3000 км).

Если же вернуться к возможности ответного удара нашей единственной АУГ и нескольких корабельных ударных группировок по американским АУГ, то спасти ситуацию здесь может лишь современная подводная составляющая в виде малошумных многоцелевых атомных подводных крейсеров пр. 885М «Ясень-М» (запланирована серия из шести субмарин), пр. 949АМ «Антей» (подлодки получат универсальные пусковые установки на 72 ракеты «Оникс»), а также проекта 971 «Щука-Б»; они уж точно смогут подобраться к авианосцам противника на дистанцию эффективного огня «Ониксов», а возможно, и торпедного вооружения.

Источники информации:
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=21448
http://militaryrussia.ru/blog/topic-896.html
http://www.airwar.ru/enc/fighter/f18ef.html
http://nevskii-bastion.ru/ea-18g-growler/
http://k-politika.ru/palubnyj-mig-35-ostanetsya-na-bumage/