2

вторник, 2 октября 2018 г.

О первом государственном визите Эрдогана в Германию


Тема «неправильной Турции» остаётся в Германии популярной

Трёхдневный государственный визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Германию с самого начала преподносился немецкими СМИ как событие не слишком желательное.  Достаточно сказать, что таких мер безопасности, какие были приняты во время визита, Федеративная республика при встречах глав других государств не знала. Правда, в акциях протеста против приезда Эрдогана вместо ожидаемых десятков тысяч демонстрантов участвовали лишь несколько сот человек. 
Самолёт Эрдогана приземлился  на военном аэродроме в Берлине 28 сентября, и гость был встречен с воинскими почестями президентом ФРГ Франком-Вальтером Штайнмайером. Программа переговоров выглядела широкой, включая сотрудничество в экономике, социальной сфере и культуре, оборону и безопасность, ситуацию в Сирии, миграцию и терроризм, а также вопросы о положении трёх с половиной миллионов турок, проживающих в Германии. В частности, вопрос о двойном гражданстве, которого добивается Эрдоган. Правда, судя по картине, которую рисовали при освещении визита немецкие СМИ, президента Турции пригласили в Германию, чтобы ещё раз обвинить в зажиме демократии и посягательстве на свободу прессы. 



Меркель заявила, что будет требовать от Эрдогана изменить ситуацию с правами человека в его стране, поскольку у неё самой о правах человека иное  представление.  Госпожа федеральный канцлер отказала Эрдогану в инвестициях в экономику до тех пор, пока Турция не станет правовым государством. А пока, мол, возможна совместная работа. 
Тема «неправильной Турции» так или иначе  звучала на всех мероприятиях в рамках  визита  – в разговоре двух президентов в резиденции Штайнмайера замке Bellevue; на обеде, устроенном Меркель в честь гостя; на торжественном государственном банкете. Сам этот банкет выглядел странно  – Ангела Меркель на него не явилась. Так же поступили и некоторые оппозиционные политики высшего звена. Зато вместо Меркель на банкете  оказался бывший глава партии зелёных, этнический турок (вернее, черкес) Джем Оздемир, давно нападающий на Эрдогана за «экспорт исламизма» в Германию. Оздемир заявил журналистам, что пришёл на банкет, дабы побудить Эрдогана изменить режим в Турции. Правда, Эрдоган тоже имел кое-что в рукаве: он обвинил немецкую сторону в неуважении турецкой судебной системы, в содействии осуждённым в Турции террористам, которым Германия предоставила убежище, и потребовал их выдачи.

Заметное место в программе визита заняло открытие новой Центральной мечети в Кёльне, где проживает самое большое в Германии количество турок. Здесь, как и в Берлине, был объявлен режим чрезвычайного положения. В город были стянуты несколько тысяч полицейских, были перекрыты автобаны, воздушные и водные пути; на крышах домов расположились снайперы, над городом патрулировали вертолёты, в боевую готовность был приведён спецназ. Из соображений безопасности власти Кёльна даже отменили первоначальный план, по которому Эрдоган должен был выступить на открытом воздухе. 
Немецкая неприязнь преследовала Эрдогана и в Кёльне. Главе земли Северный Рейн – Вестфалия Армину Лашету пришлось вести переговоры с президентом Турции в помещении аэропорта: в последний момент владелец замка, где планировались переговоры, демонстративно отказался предоставить замок высокопоставленному турку, сделав это „по убеждению“.


По отзывам журналистов, вторая встреча Эрдогана с Меркель, длившаяся два с половиной часа, была более тёплой; возможно, канцлеру Германии напомнили, что в руках её турецкого гостя –  ключи от дверей в Европу для беженцев.
Турция получает от Европейского союза миллиарды евро за то, что путь в Европу из таких стран, как Сирия, Иран, Ирак, Иордания, остаётся закрытым.  И это пока  единственное, что более или менее работает в процессе регулирования миграции в ЕС. От Турции зависит, в какую сторону, на какое время приоткроется или захлопнется дверь к границам Евросоюза. Некоторые эксперты на Западе считают, что это позволяет Эрдогану влиять на выборы в Германии и в некоторых других странах Европы более эффективно, чем «Твиттер» или «Фейсбук». Поэтому даже резкое заявление канцлера о том, что вложения немецких капиталов в экономику Турции не будет, не помешали встрече Эрдогана с лидерами немецкого бизнеса.
Какие бы слова ни звучали во время первого государственного визита Эрдогана в Германию, Турция при этом президенте не будет жить по воле, навязанной извне. В Берлине это поняли. Или, во всяком случае, должны были понять.  Поэтому Эрдоган и оценил свой визит как великолепный.

Источеник