2

понедельник, 18 марта 2019 г.

«Мы дома, и это важнее всего»: чему радуются и чем недовольны сейчас крымчане


«Мы не за Россию и не за Украину»

В Ханском дворце в Бахчисарае кипит работа. К открытию туристического сезона здесь идет масштабная реставрация, и редкие отдыхающие лишь разводят руками - увидеть воспетый Пушкиным «Фонтан слез» можно будет только через пару месяцев. Неофициальная столица крымских татар преобразилась так, словно на нее пролился золотой дождь. Исчезли шалманы и ларьки, появились огромные сияющие рестораны. Только капал дождь как-то избирательно. Из двора Ханского дворца вверх по склону лестница ведет на воинское кладбище, где захоронены защитники Крыма. Это не туристический маршрут, туда не водят экскурсионные группы, и на него денежного дождя, видимо, не хватило. Отколотые барельефы на памятниках, потускневшие от времени до нечитаемости буквы на плитах... Хотя за погостом следят, это видно. В меру финансовых возможностей.





Из двора Ханского дворца вверх по склону лестница ведет на воинское кладбище, где захоронены защитники КрымаФото: Александр КОЦ

Пять лет назад я входил в бахчисарайскую мечеть, чтобы понять, что думают верующие по поводу референдума. И почему они, собственно, не на участке. Общение не задалось с порога. Сначала мне попытались оторвать объектив от фотокамеры. Затем зачем-то затолкали в молитвенный зал, где долго и грубо выясняли, кто я такой и на кого работаю. В итоге охранник с пистолетом на поясе посоветовал убираться на улицу, а лучше из Бахчисарая вовсе. Поэтому к мечети этой спустя пять лет я подходил не без внутреннего тремора. Только что закончилась пятничная молитва, и на пороге меня встретил имам Бахчисарайского района Рамазан Асанов, вежливо пригласив внутрь на чай.

- Только времени немного, скоро никах проводить буду. Венчание по-вашему.

В небольшой комнате на полу у низкого столика сидели люди. Двое туристов о чем-то беседовали с чернобородым прихожанином. Кажется, речь шла о религии.

- Другое государство, другие правила, правовое поле строже, - налил мне чаю Рамазан Асанов. - С одной стороны это хорошо, больше контроля. Потому что раньше никто не следил за религиозной сферой и распространялись различные радикальные течения.




   
В Бахчисарайской мечетиФото: Александр КОЦ

- Но вас в правах не ущемляют?

- Де факто да, де юре - нет, - вдруг вставляет свои пять копеек чернобородый.

- Я же говорю - строгость, многие вещи запрещаются, - тщательно подбирает слова имам. - Вот например наш джамаат - Меджлис. С Чубаровым и Джемилевым все понятно. Но обычные люди - члены Меджлиса - ни в чем не виноваты. Сама организация запрещена, деятельность свою свернула. С одной стороны нет деструктивного влияния ее руководства. С другой - все полезные проекты тоже закрылись. Вместо них теперь государство. Иногда его усилий достаточно, иногда - нет.

Чернобородый тем временем доказывал туристам превосходство ислама над другими религиями. Коран, говорил он, последняя книга. И в ней собрана вся мудрость человеческая. А христианство ваше - пустое, не религия вовсе. Имам его опровергать не стал. И пожаловался на случающиеся перегибы.


- Издали учебник по истории, в котором татары изображены предателями. Конечно наш народ сразу поднялся. Вы что, хотите, чтобы мир и согласие ушли? Зачем такую проблему раздувать. Что было, то было. Если покопаться, у всех есть герои и есть предатели. Мало нам того, что нас с украинской стороны предателями называют. А мы говорим всем, что не надо уезжать из Крыма, надо сотрудничать с властями. Мы должны тут жить, улучшать республику. Мы не за Россию, мы не за Украину. Мы за Крым. Сегодня они враги, завтра - друзья. Если мы будем то одну сторону принимать, то другую, лучше нам от этого не станет.



Неофициальная столица крымских татар БахчисарайФото: Александр КОЦ

Попытка усидеть на двух стульях - не самая удачная позиция и, к слову, не самая популярная среди крымских татар. Тем более, что за последние пять лет они от России получили столько, сколько не видели от Украины за предыдущие 23 года. Язык в качестве государственного в Конституции закреплен и преподается в школах, закон о реабилитации репрессированных народов принят, мечети строятся, земельная амнистия опять же. С ней, впрочем, вопрос пока решен не до конца.


Главная мечеть Крыма с высоты птичьего полета.

- Есть проблемы по южному берегу Крыма - Ялта, Алушта, Судак. Здесь оформление земельных участков и недвижимости зависает, - рассказал мне политолог, участник «Национального движения крымскотатарского народа» Ильяс Белялов. - Да, какие-то участки были захвачены самовольно. На самозахваты провоцировали меджлисовцы, и Украина это поощряла. Люди построились, живут уже многие годы, что же, выселять их теперь?

- А вы чувствуете, что живете теперь в России?

- Конечно. Мы никогда не прекращали свою деятельность, чтобы вернуться в Россию. Наши отцы и деды здесь жили в составе РСФСР. И после депортации ни один крымский татарин не писал заявление о выходе из РСФСР. То, что сегодня делают так называемые лидеры Меджлиса за пределами Крыма, не затрагивает интересы народа. Они лишь создают миф, что крымские татары борются с оккупационным режимом и мечтают вернуться на Украину. Это миф. Мы никогда не теряли надежду вернуться в Россию. И никуда из нее не собираемся.




   
Исчезли в Бахчисарае шалманы и ларьки, появились огромные сияющие рестораныФото: Александр КОЦ

Тихое недовольство

Чтобы почувствовать масштабность преображения Крыма, достаточно проехать по новой трассе «Таврида» от Керчи до Севастополя. Транспортная артерия идет от красавца Крымского моста через Симферополь и местами она уже начинает расширяться. Стройка не прекращается даже ночью. Энергетическая проблема решена, в городах вместо «круглых» троллейбусов из старых советских фильмов появился современный транспорт. В больницы завезено новейшее дорогущее оборудование. Внешне полуостров теперь практически ничем не отличается от других российских регионов. Но есть нюансы.

Из-за санкций здесь нет крупных торговых сетей, сюда не заходят российские банки и сотовые операторы. Для того, чтобы сделать Шенген, приходится ездить в Ростов или Краснодар. Вроде бы Россия, но не до конца. Подспудно это давит, но на социологию не влияет. 93 процента жителей Крыма по-прежнему рады воссоединению с Россией. И 89 процентов сегодня проголосовали бы также. При этом среди крымчан чувствуется недовольство. Начиная от цен на продукты - «а вот в Херсоне все дешевле», и заканчивая бумажной волокитой на всех уровнях - «при Украине такого не было».

Мой давний знакомый Олег Михеев приехал в Крым с материка два года назад - поступил в ординатуру. И за время учебы составил свое мнение об отношении местных к приходу России.

- Раньше прям какая-то Африка была. Людям было все равно, ходят, бросают мусор. Разметки на дороге не было, ездили, как стадо оленей. Знаков не хватало, дороги убитые. Сейчас все по-другому - и урны на улицах, и свежие дороги. Как местные к этому относятся - вопрос другой. Не все это ценят, к сожалению. С придыханием к новшествам точно не относятся. Ну дали и дали. Россия-то Крым получила. При Украине был бардак, но они в нем себя прекрасно чувствовали. Не были оформлены ни земля, ни недвижимость. А тут пришла Россия с множеством законов. Людям это очень не нравится.



Пять лет Крымской весне байкеры отметили мотопробегом от Симферополя до СевастополяФото: Марина СИЗОВА

- А что в среде врачей?

- Если смотреть по специализированным клиникам, которые получили современное медоборудование на миллионы долларов, все в восторге. Они раньше такое только на картинках видели. Но это медицинская элита. А простые врачи... Радости нет. Здесь регион воспитан так, что врача должен кормить пациент. И теперь говорят: «Я же шесть лет учился, чтобы потом и зарплату получать, и благодарность, которая может быть в разы выше оклада». А сейчас попробуй только намекни. Сразу прищучат. А еще у многих есть опасения, что когда Путин уйдет, Крым начнут потихоньку отдавать Украине.


К слову, авторитет центральной власти здесь под сомнение не ставят. Чего не скажешь о власти местной. Порой чиновники и сами дают повод для роста недоверия. Взять историю с химическими выбросами завода «Крымский титан» в Армянске. Подобные ЧП и при Украине были. Но в этот раз те, кто должен успокаивать людей, в лучшем случае отмолчались. А то и начали опровергать очевидное. Вкупе с агрессивной пропагандой украинских СМИ это произвело взрывной эффект. Или катастрофическая ситуация с еще одним украинским наследием.

- Покупались участки в стык по пять соток, и на территории дачного товарищества возводилась девятиэтажка, - рассказывал мне председатель севастопольского отделения «Единой России» Дмитрий Саблин. - Там при Украине люди себе квартиры купили, все коммуникации подведены, но сейчас дом в эксплуатацию не вводят, хотят сносить. Ну как человек будет думать о власти? Это ошибки, которые были сделаны в переходный период и которые сейчас надо разгребать. Мы ж не хотим, чтобы севастопольцы вышли на улицы...





Новый симферопольский аэропортФото: Анастасия МЕДЫНЦЕВА

«Зажрались вы, ребята»

Сегодня в Симферополе неофициально около 500 тысяч человек. На них зарегистрировано под 400 тысяч автомобилей. Если пройтись в выходной день по прогулочной пешеходной улице столицы Крыма, не во всяком кафе найдутся свободные места. Как в Дамаске или Донецке. Только тут войны не было. Так чего же народ на жизнь жалуется. Этот вопрос я и адресовал местному политологу Владимиру Джаралле, с которым познакомился в бушующем эмоциями марте 2014.

- Доходы у нас выросли резко, начиная от силовиков, заканчивая обычными гражданами, которые впервые почувствовали, что денег не только хватает, а еще и удается откладывать, - ведет меня Владимир в только что открывшийся ресторан, специализирующийся на мраморной говядине. - Но вслед за этим мы получили рост цен. Он связан как с вопросами изоляции и доставки продукции, так и с тем, что усилился монополизм. Бизнес и власть в Крыму тесно связаны. Местная специфика такова, что здесь все крутится вокруг бюджета. Здесь нет, как в других регионах, крупных промышленных предприятий, а, следовательно, крупных финансовых источников и групп интересов, которые поддерживали бы конкуренцию или соперничество.

- А еще санкции...

- Санкции - повод для мобилизации, они не ломают нас, а наоборот укрепляют. Для нас более существенны внутренние российские «санкции». Отказ крупных структур России работать в Крыму. Сбербанк, конечно, вызывает наибольшее раздражение, потому что Греф говорит о своей позиции открыто. Но и помимо него здесь вы не найдете ничего из крупных структур и сетевых линий. Хотя неофициально здесь работает огромное количество предпринимателей, в том числе и из Европы.



- В чем все-таки для крымчан главное отличие жизни нынешней от прежней?

- Понимаете, на Украине государство - это помеха, от которой вы откупаетесь. В России - это ценность. Оно и дает много, и требует много. И сохранение его существования - это цель, ради которой существует вся система. Это то, от чего мы отвыкли. Самый большой минус - эффект «Крымской весны» прошел. Мы начинаем понимать и чувствовать, что власть сама по себе, а мы со своими бедами и переживаниями - сами по себе. Но ощущение того, что мы на Родине, в России, нет этого давления, которое всегда было со стороны Украины, дает чувство облегчения. Черт с ней, с этой бюрократией. Мы дома, и это важнее всего. А на все наши жалобы оттуда, из-за перешейка, справедливо замечают: «Зажрались вы, ребята!»





Пять лет в РоссииФото: Марина СИЗОВА

ОТ АВТОРА

- Ну неужели вы хотите обратно, на Украину, - спрашивал я иных жалобщиков, приводя убийственные аргументы.

Представьте, загибал я пальцы, проспект Победы в Симферополе переименуют в улицу Степана Бандеры. А проспект героев Сталинграда в Севастополе – в улицу Романа Шухевича. Графская пристань отныне – причал героев «небесной сотни». Вслед за памятниками Ленина сносят монументы русским адмиралам и императорам – в рамках уже анонсированной в Киеве «деимпериализации». В ходе этой же кампании Севастополь наверняка нарекут Ахтиаром – так называлось первое поселение на этом месте, пока «оккупантка» Екатерина II не приказала построить тут крепость. Факельные шествия по выходным, документооборот и кинотеатры на мове, массовые репрессии в отношении инакомыслящих, база НАТО вместо российского флота…




На Украине государство - это помеха, от которой вы откупаетесь. В России - это ценность. Оно и дает много, и требует многоФото: Марина СИЗОВА

Вместо этого Крым постепенно становится типичным российским регионом. Со всеми его плюсами и минусами. Вот вам красный паспорт, родной язык (сразу три), зарплаты, стройки. Просто сказка о рыбаке и рыбке. Там ведь тоже у старухи царские палаты не сразу появились.

Как изменился Черноморский флот после воссоединения Крыма с РФ.

А представьте, что пять лет назад у Москвы не хватило политической воли. Ни дорог, ни красавца аэропорта, ни моста, ни новых школ и детсадов. Зато заоблачные тарифы коммунальных услуг, на которые уходит больше половины нищенской зарплаты, скупые туристы с Западной Украины, ненавидящие вас, обшарпанные больницы с еще советской аппаратурой… Вернуться на Украину для Крыма сейчас – это оказаться у разбитого корыта. Неужели вы хотите этого?

- Нееет, - машут головой капризные крымчане, словно пытаясь согнать с себя кошмарный морок. – Ни в коем случае!

ИСТОЧНИК KP.RU



Комментариев нет:

Отправить комментарий