2

воскресенье, 21 апреля 2019 г.

Почему пала Харьковская народная республика


Интервью с идеологом харьковского сопротивления, руководителем организации «Русь Триединая» Сергеем Моисеевым
Автор:
Павленко Дмитрий
Сегодня далеко не все помнят о том, что наряду с ДНР и ЛНР в апреле 2014 года пророссийскими активистами была провозглашена Харьковская народная республика. Однако продержалась она всего один день. После зачистки здания Харьковской областной администрации многие активисты были задержаны и подвергнуты политическим репрессиям. А крупнейший промышленный центр Юга России, бывшая столица Донецко-Криворожской республики Харьков уже пять лет находится под властью украинского режима.
Несмотря на поражение и временное отступление, харьковское сопротивление сыграло крайне важную роль в событиях Русской весны. А его участники продолжают вести борьбу как на передовых позициях армии Новороссии, так и в информационном пространстве.
Своими воспоминаниями о тернистом пути харьковского сопротивления, создании и причинах падения Харьковской народной республики с телеканалом «Царьград» поделился один из организаторов Русской весны в Харькове, лидер созданной ещё в 2005 году харьковской общественной организации «Русь Триединая» Сергей Моисеев.

Сергей Моисеев. Фото из его личного архива
Царьград: Кто был инициатором провозглашения Харьковской народной республики 7 апреля 2014 года?
Сергей Моисеев: Провозглашение ХНР было осуществлено после взятия активистами 6 апреля областной администрации. Это была всенародная инициатива. У нас на тот момент было достаточно много общественных организаций – «Юго-Восток», «Боротьба», коммунисты, наша «Русь Триединая» и многие другие. Среди учредителей Харьковского антифашистского форума были пять человек. Это Юрий Апухтин – организация «Русь Великая», Антон Гурьянов – «Русский Восток», Евгений Сирык представлял организацию Медведчука «Украинский выбор», Алексей Лукьянов – «Союз граждан Украины» и наша «Русь Триединая». Такой состав был изначальным ядром. Потом к нему примкнули уже другие организации. А Харьковскую народную республику 7 апреля 2014 года провозгласил Антон Гурьянов, который был избран председателем Совета народных депутатов ХНР.
Ц.: В провозглашении ХНР принимал участие кто-либо из представителей местного руководства, депутатов городского и областного советов?
С. М.: Нет. Ни депутатов Харьковского областного, ни представителей Харьковского городского советов в нашем составе не было. Были депутаты, избранные на месте. Меня тоже внесли в список депутатов Харьковской народной республики, хотя на тот момент меня уже не было в городе.

Митинг в Харькове, весна 2014 года. Фото предоставлено телеканалу «Царьград» Сергеем Моисеевым
С. М.: Харьковская милиция отказалась штурмовать областную администрацию и арестовывать наших активистов. Тогда с Западной Украины по приказу главы МВД Авакова привезли спецподразделение «Ягуар». По сведениям наших активистов, были ещё странные люди в чёрном камуфляже и масках, которые вообще не говорили по-русски, но участвовали в захвате здания. Было арестовано и брошено в СИЗО около сотни наших активистов. Таким образом, Русская весна стала подавляться.
Похитили Алексея Лукьянова. Был захвачен Алексей Самойлов – один из наших идеологов, учёный, проректор Славянского университета. Ему была подброшена взрывчатка, и он был до полусмерти избит сотрудниками СБУ. Взяли по надуманным обвинениям Юрия Апухтина, которому было около 70 лет на момент задержания. Он в общей сложности провёл в заключении более трёх лет. В целом около трёх тысяч человек либо пропали без вести, либо были арестованы и прошли через украинское «гестапо».
Ц.: А что же силовики – харьковский «Беркут», милиция? Почему они не защитили протестующих?
С. М.: Дело в том, что «Беркут» был расформирован и уже не представлял организованной силы. Многие «беркутовцы» сами попали под каток репрессий. Против них завели уголовные дела якобы за то, что они расстреливали так называемую «небесную сотню». Поэтому они действовали сами по себе, в соответствии со своими возможностями и представлениями. Многие встали на сторону народа и отправились воевать в Новороссию. Был такой подполковник милиции Андрей Чуйков, который должен был задерживать наших активистов. Вместо этого он публично сорвал с себя погоны и перешёл на сторону народа. Сейчас он служит в силовых органах в Донецке.
Ц.: Каковы, на ваш взгляд, основные причины поражения ХНР?
С. М.: После того как 8 апреля были захвачены активисты в Харьковской обладминистрации, стало понятно, что власть намерена силовым путём подавлять волю народа. У нас была попытка отыграться, когда 13 апреля был предпринят штурм Харьковского горсовета. Однако проблема была в том, что наш актив был разобщён. Разные лидеры повели людей в разные стороны. Часть пошла к горсовету, часть – к СИЗО, где томились наши соратники. В результате сил на штурм горсовета не хватило. Основная наша проблема была в отсутствии единой структуры, единоначалия. Отсутствовала консолидация сил, многие из которых тратились на внутренние разборки. Все подозревали друг друга в сговоре с хунтой и работе на СБУ. Конечно, если бы управление шло из России, то была бы выстроена вертикаль и алгоритмы действий. Но вместо этого была стихия. Это лишний раз доказывает, что Россия сама оказалась не готова к событиям Русской весны.
Кроме того, мы слишком долго питали иллюзии, что конфликт можно решить мирным путём. Если в Донецке и Луганске сразу начали захватывать оружейные комнаты и вооружаться, то наши активисты были безоружны и поэтому – легко нейтрализованы. Хотя нам всем говорили, что из здания областного управления СБУ якобы вывезли всё оружие. Возможно, этот слух запустили специально с расчётом на то, что наши активисты не станут предпринимать попытки взять СБУ.

Задержанные в Харькове майдановцы, 1 марта 2014 года. Фото предоставлено телеканалу «Царьград» Сергеем Моисеевым
Ц.: Мне доводилась общаться с активистами харьковского сопротивления. Среди ключевых причин поражения они называют то, что многие харьковчане слишком долго верили представителям власти – Кернесу и Добкину, которые и «слили» протест. Вы согласны с этим?
С. М.: Вера в Кернеса была окончательно подорвана 14 марта 2014 года, когда неонацисты во главе с Андреем Билецким убили двух наших ребят на Рымарской. Это был страшный прецедент, следствием которого стала трагедия 2 мая в Одессе. Украинские фашисты поняли, что они безнаказанно могут убивать людей и им за это ничего не будет. И помог нацистам уйти от ответственности и народного возмездия харьковский мэр Геннадий Кернес. Он сам тогда к ним пошёл, вывел их и не дал народному гневу излиться на этих предателей русского народа. После этого харьковчане дали Кернесу кличку «сучий пёс». Это его любимое выражение, с ним он часто обращался к своим подчинённым. 

Кернес и Добкин сыграли огромную роль в том, чтобы «слить» Русскую весну в Харькове. Они изначально позиционировали себя как ярые антимайдановцы, а потом резко поменяли риторику. В Крыму власть и народ смотрели в одну сторону, поэтому результат получился блестящий. В Донецке был Ахметов, который сначала пытался использовать Русскую весну в своих интересах, чтобы выторговать какие-то преференции у киевской власти, но просчитался. А Кернес с Добкиным сразу взяли под козырёк Коломойскому, переобулись. Как следствие, харьковское сопротивление у нас организовывалось снизу, стихийно и хаотично, без всякого финансирования. И, самое главное, единству наших рядов мешали люди Добкина и Кернеса, которые были внедрены в различные общественные организации. Отсюда такой печальный финал.
Ц.: В какой момент стало окончательно ясно, что борьба за Харьков на данном этапе проиграна?
С. М.: После 8 апреля 2014 года стало понятно, что харьковчанам будет очень тяжело. Многие наши активисты после этого поражения стали перебираться в Донецк и Луганск и вливаться в ряды ополчения Новороссии. В Харьков под видом футбольных болельщиков были завезены боевики Майдана, с которыми в апреле-мае наши активисты имели столкновения. Но с каждым разом было всё труднее. Для украинских боевиков это была такая репетиция перед Одессой.
Была ещё и партизанская война. Она шла весь 2014 год. Харьковские партизаны не уничтожали людей, а работали только против имущества украинских фашистов и материальной базы ВСУ. Многие из них оказались в застенках, некоторые сидят до сих пор.
Символично и окончательно харьковское сопротивление было подавлено, когда 29 сентября 2014 года свалили памятник Ленину. Тогда стало очевидно, что легальные формы протеста не имеют никакого смысла. Харьковскую область включили в «зону АТО», и по этому положению любые протесты моментально подавлялись. Нацистские молодчики приходили и нападали на людей, выходивших на акции протеста, а СБУ задерживала по сфальсифицированным и надуманным обвинениям. Мой товарищ Александр Петрунько некоторое время проводил митинги «Свеча памяти», посвящённые людям, погибшим в Одесском доме профсоюзов и под обстрелами украинской армии в Донецке и Луганске. При задержании ему просто подложили в карман газету «Новороссия», что потом и легло в основу обвинения в сепаратизме. Закон перестал существовать как таковой, а Аваков натравливал своих псов на всех инакомыслящих.

Митинг в Харькове, весна 2014 года. Фото предоставлено телеканалу «Царьград» Сергеем Моисеевым
Ц.: Какие вы видите пути дальнейшей борьбы за освобождение всей Новороссии?
С. М.: Сейчас мы видим, что второй тур украинских выборов может закончиться непредсказуемо. Зверь может пожрать зверя. В Писании есть такая формула: «Разделю их и сокрушу их друг об друга». В данном случае России надо быть готовой к тому, что в Киеве может начаться смута. И когда Киев погрузится в хаос гражданской войны, вот тут области Юго-Востока должны подумать о своём самоопределении. Я считаю, что было бы правильно создать большую Новороссию по всей русской дуге от Харькова до Одессы и Приднестровья и, возможно, даже сделать Харьков её столицей. Харьков – русский город, который в будущем может стать надгосударственной столицей и регулировать взаимоотношения между Киевом и Москвой.

Подпишитесь на нас В контакте , Одноклассники  




Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий