вторник, 1 октября 2019 г.

Борьба за Ближний Восток. США «отдают» Сирию России?


Вывод американских войск из Сирии может привести к тому, что именно Россия окажется доминирующей военно-политической силой на Ближнем Востоке. Этим сейчас обеспокоены многие западные аналитики, которым кажется, что Москва «обставила» Вашингтон в борьбе за Восточное Средиземноморье.

Военные базы в Сирии


Одной из важнейших причин повышенного интереса Москвы к событиям в Сирии стало наличие в этой стране российских военных баз, которые позволяют контролировать ситуацию в Восточном Средиземноморье. Для нашей страны базы на сирийской территории имеют стратегическое значение.

Первый важный объект – военно-морская база в приморском городе Тартусе. Официально она значится как 720-й пункт материально-технического обеспечения ВМФ России, открытый почти полвека тому назад, в далеком 1971 году. В постсоветский период интерес к базе снизился, но затем вновь вырос, учитывая изменение политической ситуации на Ближнем Востоке и в мире в целом. 





В 2015 году база была модернизирована исходя из потребностей обеспечения Средиземноморской эскадры ВМФ России, включающей до 10 боевых кораблей. Территория базы арендована на 49 лет, причем аренда автоматически продлевается еще на 25 лет. Сейчас база рассчитана на постоянное нахождение 11 боевых кораблей, включая и военные корабли с ядерной энергетической установкой.

В 2016 году было принято решение о переформатировании пункта материально-технического обеспечения в постоянно действующую военно-морскую базу. Ее создание полностью отвечает российским интересам в данном регионе, так как позволяет размещать на постоянной основе корабли Средиземноморской эскадры в Восточном Средиземноморье. Теперь база в Тартусе активно используется и подводными лодками ВМФ России.

Второй важный объект – авиационная база Хмеймим, которая находится на территории поселка Хмеймим, где размещается международный аэропорт имени Басиля аль Асада. В настоящее время эта сирийская авиабаза используется Воздушно-космическими силами России. 26 августа 2015 года авиабаза на безвозмездной основе была передана в пользование российским вооруженным силам и сейчас здесь находятся не только авиационные подразделения ВКС РФ, но и штаб Группировки Вооружённых сил Российской Федерации в Сирии, и Центр по примирению враждующих сторон и контролю за перемещением беженцев.

Авиабаза Хмеймим и военно-морская база Тартус являются ключевыми точками утверждения российских интересов в Сирии. Российские вооруженные силы, благодаря этим базам, имеют возможность действовать не только в самой Сирии, но, при необходимости, и на Балканах, в Восточном Средиземноморье. Потеря баз, которая была бы практически неизбежной в случае свержения Башара Асада проамериканскими силами, стала бы серьезнейшим ударом по российским позициям на Ближнем Востоке. 





Помимо российских вооруженных сил, на территории Сирии, по данным многочисленных источников, находятся и формирования частных военных компаний. Они решают самые разные задачи – от охранной службы до участия в спецоперациях против антиасадовской оппозиции. Сирия стала еще одной «горячей точкой», где прошла обкатку новая модель использования негосударственных вооруженных формирований.

Кстати, к таким формированиям-«посредникам» обращаются практически все страны, задействованные в гражданской войне в Сирии. Американцы поддерживают курдские Отряды народной самообороны и антиасадовских боевиков-суннитов, Турция помогает суннитским и туркменским группировкам на севере Сирии, Саудовская Аравия финансирует ряд суннитских группировок, Иран опирается на ливанскую «Хезболлу» и вооруженные формирования шиитских добровольцев из Афганистана, Пакистана, Ирака.

Участие в конфликте группировок и сил, формально неподконтрольных официальным правительствам позволяет избегать ответственности за совершенные ими действия, а с другой стороны – минимизирует потери среди личного состава вооруженных сил, что позволяет снизить фактор общественного недовольства. Ведь гибель наемников или добровольцев не вызывает такого общественного резонанса, как смерть военнослужащих, особенно по призыву – мол, люди ехали воевать добровольно и прекрасно знали, куда и зачем они едут, их выбор.

Война в Сирии и новейшее оружие



В определенной степени боевые действия в Сирии стали грандиозными «военными учениями», позволившими опробовать на практике новые виды вооружений, отработать взаимодействие различных видов вооруженных сил и родов войск.

При этом особое внимание российское командование уделило ракетно-бомбовым ударам по базам сирийских боевиков. Например, удары ракетами по позициям антиасадовских сил наносились с российских военных кораблей, находящихся в Каспийском море, а также с подводных лодок в Восточном Средиземноморье. Именно субмарина, находившаяся в Средиземноморье, нанесла ракетный удар по Ракке, где в то время находились крупные силы антиасадовской оппозиции.

Война в Сирии продемонстрировала всему миру, что Россия может действовать не только сухопутными силами вдоль своих границ, но и использовать большой потенциал своих Военно-морских и Воздушно-космических сил. Удары с базы в Каспийском море по далекой Сирии показали, что для России даже не обязательно направлять корабли в непосредственную близость от района ведения боевых действий – есть оружие, позволяющее бить на тысячи километров.

Особая роль отводилась средствам радиоэлектронной борьбы, что были вынуждены признать и американские генералы, анализирующие сложившуюся в Сирии ситуацию. Так, еще весной 2018 года начальник штаба командования специальных операций американской армии был вынужден признать, что на Ближнем Востоке американским военным пришлось действовать в самых жестких в современном мире условиях радиоэлектронной борьбы. То есть, российская армия тестировала на практике новые средства РЭБ, подтвердившие свою высокую эффективность.

Благодаря использованию военно-морской базы в Тартусе, у России появилась возможность в случае необходимости контролировать и подводные кабели связи, которые соединяют Ближний Восток с Европой. В случае чего наши подводные лодки могут уничтожить инфраструктуру связи, нанеся таким образом мощный удар по западным странам. На это, кстати, давно обращали внимание в командовании вооруженных сил Великобритании – одной из тех европейских стран, которые панически боятся усиления российского военно-политического влияния в Средиземноморском регионе.

Российско-иранские отношения в контексте сирийской войны


Боевые действия в Сирии позволили России наладить более плотное взаимодействие с Ираном. В последние годы Тегеран вынужденно превратился в одного из ближайших союзников России на Среднем Востоке.

У Ирана просто нет иной перспективы, учитывая непростые отношения с США и Западной Европой, соперничество с Саудовской Аравией и давнюю вражду с Израилем. Поскольку в Тегеране также были заинтересованы в сохранении режима Башара Асада в Сирии, иранские и российские вооруженные силы фактически действовали вместе, были отработаны механизмы взаимодействия.

Для Ирана и Сирии российское военное присутствие стало гарантией безопасности и собственных войск. Ведь пока российские силы находятся на сирийской земле, Израиль опасается наносить удары по иранским позициям в Сирии. Сейчас израильскому руководству крайне невыгодно, чтобы Россия развернула в Сирии широкую систему противовоздушной обороны, так как это вообще лишило бы израильскую армию возможности наносить удары по позициям «Хезболлы» и Корпуса стражей исламской революции Ирана в Сирии.



В то же время, Россия получила и широкие возможности для давления как на Израиль, Турцию, Саудовскую Аравию, так и на Иран и Сирию. Фактически Москва вернула себе позиции одного из сильнейших акторов ближневосточной политики. Теперь к России прислушиваются все участники конфликта на Ближнем Востоке, так как Москва сохраняет нормальные отношения и с Анкарой, и с Эр-Риядом, и с Тегераном, и с Иерусалимом. И те же израильтяне также вынуждены считаться с российскими войсками в Сирии. 





«Отдадут» ли американцы Ближний Восток России?



Для Соединенных Штатов Ближний Восток со временем перестал быть «точкой номер один» на карте современного мира. Хотя американская армия до сих пор присутствует в Сирии, Вашингтон демонстрирует все меньшую заинтересованность в сирийских делах. Если во время Холодной войны Ближний Восток был одним из главных регионов мира, где разворачивалось противостояние двух систем, то сейчас тот же Азиатско-Тихоокеанский регион имеет для американского руководства куда большее значение.

Сейчас администрация Дональда Трампа не скрывает стремления вывести как можно больше американских солдат из Сирии, а также из Афганистана. Кстати, именно по этой причине в свое время возникли серьезнейшие противоречия в военно-политическом руководстве США. Многие американские военачальники не хотели вывода войск из Сирии, опасаясь, что это подорвет позиции США и позволит Башару Асаду покончить с оппозицией раз и навсегда.

Кроме того, противники вывода войск обращали внимание и на очень опасную ситуацию с Ираном и Израилем. Присутствие иранских военных в Сирии, активизация контролируемой Тегераном «Хезболлы» — все это создает многочисленные риски для Государства Израиль, традиционного союзника США на Ближнем Востоке. Но Трамп, несмотря на свое самое благосклонное отношение к Израилю, все равно не отказался от идеи сведения к минимуму американского военного присутствия в Сирии.

Что интересно, американцы, столь рьяно критикующие отношения России с Украиной, не требуют, чтобы Москва вывела российские войска из Сирии, да и вообще довольно вяло реагируют на поддержку российской армией режима Башара Асада. Но означает ли это, что в Вашингтоне полностью отказались от идеи контролировать Ближний Восток и решили его «отдать на откуп» России?

Скорее всего, речь об этом не идет, просто американцы очень серьезно запутались на Ближнем Востоке, нажили себе множество проблем, и не только финансового характера (все же тратить миллиарды долларов на содержание не только своей армии, но и вооруженных группировок, выступающих против Асада, довольно накладно). 





Так, поддержка курдского ополчения против Асада привела к тому, что резко ухудшились отношения Анкары и Вашингтона – для Эрдогана курды являются злейшими противниками и любую поддержку со стороны американцев, которую получает курдское ополчение, турецкий президент считает предательством. А ведь Турция некогда считалась основным военно-политическим союзником Штатов в Восточном Средиземноморье!

С другой стороны, в США прекрасно понимают, что Россия не заинтересована и в значительном усилении Ирана. В случае чего Москва сама остановит Тегеран. Об этом свидетельствует и то, что Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху довольно тесно общаются, демонстрируют особый характер российско-израильских отношений. Поэтому говорить о том, что США просто «уступают» России Ближний Восток, преждевременно.

Илья Полонский



Источник


Комментариев нет:

Отправить комментарий