суббота, 29 февраля 2020 г.

Война точно будет. Победителя определит Россия



Вопрос с дальнейшей судьбой "зарубы" с турками в Сирии всплыл на самые верхи медийной повестки дня. Между тем глобальный контекст стычки заставляет думать о том, не станут ли нынешние события той воронкой, из которой всё выльется в войну. Уже настоящую.
Автор:
Цыганов Александр
Из воронки, как известно, один выход, в отличие от всех остальных ситуаций в окружающей нас действительности. Ну за исключением ещё попадания в чёрную дыру и в желудок. Впрочем, и это, в сущности, — аналоги воронки. Той, куда сливают жидкости, понятно, а не той, что образуется при взрыве бомбы или снаряда.
Хотя после того, как в сирийской провинции Идлиб появляется всё больше воронок второго вида — а в тех всё больше гибнет турецких солдат, — оба вида грозят стать одним. Первым. Куда сольются все нынешние события вокруг Сирии, чтобы вылиться затем уже настоящей войной…

Война будет?

Ряд аналитиков рассматривают описанный в предыдущем материале Царьграда инцидент с турецкими военными в Идлибе в качестве некоего момента истины. Мол, турецкие политики, начиная с президента Реджепа Тайипа Эрдогана, уже дошли до края в своих угрозах и истериках. Кое-кто договорился уже до готовности вступить в новую, семнадцатую войну с Россией.
И вот теперь туркам и лично Эрдогану "дали по рогам", как написал один из таких обозревателей, когда те решили уж совсем откровенно отправить своих солдат на штурм позиций сирийской армии. Да ещё в рядах не просто боевиков, а террористов из запрещённой в России и в мире организации "Джебхат-ан-Нусра".
То есть это абсолютная, прямая и непосредственная агрессия одной страны против другой, которую невозможно прикрыть никакими криками про озабоченность судьбами мирного населения. И что характерно, понимают это и в Анкаре. Оттуда уже раздались отзвуки новой пропагандистской методички: но ведь мы, турки, находимся на сирийской территории по согласованию с Москвой! Значит, агрессор — тот, кто нас бомбил! И наша месть будет ужасной!

Эрдогану придётся искать некий выход из собственной пропагандистской воронки, в которую он же себя и усадил, угрожая с 5 марта начать против Сирии "настоящую" войну. Фото: Anas Alkharboutli / Globallookpress
Можно подумать, что миротворческий процесс даёт кому-то право нападать на армию законного правительства в рядах одного из участников конфликта!
Ну и вот, размышляют наблюдатели, удар сирийцев по туркам в Идлибе с потерей последними десятков военных — хороший отрезвляющий ушат воды. Им указали границы возможного: повторение подобного демарша будет означать повторение подобного авиаудара, то есть подобных жертв. Теперь Эрдогану придётся искать некий выход из собственной пропагандистской воронки, в которую он же себя и усадил, угрожая с 5 марта начать против Сирии "настоящую" войну. Ведь начать-то можно и даже несложно, но что делать с сотнями солдатских трупов, что поедут потом в Турцию? Твоя политическая остойчивость достаточна, чтобы выдержать такой груз?

Война нужна?

Между тем положение Эрдогана в Турции далеко не такое устойчивое, каким кажется со стороны. Об этом Царьграду говорят все специалисты по региону. И сам Эрдоган это прекрасно понимает. Отсюда — его персональный Рубикон, в который он уже залез по пояс со своими несдержанными реакциями: маленькая победоносная война для внутренней устойчивости режима всегда полезна, но если она будет иной?
А она будет иной, ибо и союзникам Сирии, России и Ирану, турецкое наступление не оставит иного выхода, кроме как поддерживать Дамаск всеми возможными средствами. И что ты будешь делать в трезвой геополитической реальности, если даже выяснишь, что уничтожающий удар по твоей танковой колонне наносили лётчики по именам Аль-Ексей и Аль-Ександр?
С другой стороны, понятно, что и Москве такое развитие событий неинтересно. Не то что война с турками, а даже смещение Эрдогана и замена его проамериканскими силами. Понятно, что и им не нужна будет семнадцатая война с Россией, и, если экстраполировать результаты предыдущих конфликтов, с результирующей потерей Стамбула и Проливов. Но в той же Сирии крови они, проамериканцы и проНАТОвцы, напустить и попортить могут много.
Значит, надо искать компромисс. А в чём он и где он? Особенно после всей той пены, что выпустил на закушенные удила турецкий лидер.

Война — решение?

В этом смысле полученный лично Эрдоганом удар в Идлибе может стать как отрезвляющим, так и сносящим голову напрочь. Каким путём пойдут события?
Действительно, момент истины.
Как на этот выбор может повлиять Россия?

Вопросы с санкциями, опять запретами на туризм и помидоры обсуждать не будем за их очевидностью. Так же как и вероятность объявления Эрдоганом войны России — тоже за очевидностью того, что человек с его психотипом это сделать может.
А вот что может его утихомирить? Ну кроме ещё одного отрезвляющего налёта сирийских ВВС на, хм, Су-34?

И если делегитимизировать участие и помощь Дамаску со стороны России, Анкара может записывать себе победу в первой войне за восстановление Османской империи. Фото: Anas Alkharboutli / Globallookpress
Видимо, речь, с его точки зрения, должна идти о неких уступках со стороны России. Понятно даже каких: Москва должна согласиться хотя бы с тем разделом Идлиба, где ныне проходят линии фронта. Для того и угрозы, для того и сдача юга провинции при упорном и яростном выгрызании куска на её востоке. Потому как при контроле над Саракибом в руках у турок остаётся контроль над обеими стратегически важными трассами — М4 и М5. А значит, контроль над Идлибом как своим плацдармом в сердце Сирии.
А Дамаск себе и так достаточно хорошие куски отрезал. Включая те, которые обеспечивают гарантии необстрелов со стороны боевиков для Алеппо.
В этом смысле достигнутые под Саракибом успехи могут стать тем военным решением, которое приведёт к закреплению их в ходе мирных переговоров.
А ведь Эрдоган привык к уступкам Москвы!
Будут ли они на сей раз?

Война уступкам?

Однако, полагает один из тех, кто глубоко в теме, известный военный корреспондент и автор проекта WarGonzo Семён Пегов, и Эрдоган может считать себя вправе полагать, что он и сам сполна отдал уступок Москве.
Все эти годы Эрдоган с нами расплачивался за ту услугу, — считает он, имея в виду поддержку и помощь турецкому президенту со стороны Владимира Путина во время попытки государственного переворота в Турции в 2016 году. — Он сдал (вывез) своих прокси в Алеппо, затем под Дамаском. Его отношения с американцами на протяжении всего этого периода были, мягко говоря, напряжёнными. Эрдоган их планомерно подставлял — ему было за что мстить.
"Одержать победу в Сирии было бы гораздо сложнее, если бы не уступки Эрдогана, — делает бесспорный вывод эксперт. — Но вот теперь Идлиб — последний оплот его прокси. Видимо, он решил, что заплатил долг России сполна".
Вопрос в том, насколько адекватно Реджеп оценил свой "расчёт" с Москвой, указывает, впрочем, Пегов. И учёл ли "проценты", которые ему могли накинуть по дороге.
Во всяком случае, вряд ли случайно Анкара обратилась к НАТО со словами: "Совершённое нападение на Турцию является атакой на НАТО". Не дураки османы, понимают, что нападение на члена НАТО в глубине Сирии — это примерно то же, что нападение вьетконговцев на члена НАТО в глубине Вьетнама. Не работает тут 5-я статья Североатлантического договора о коллективном ответе на агрессию.
С теми же примерно шансами на положительную реакцию было сказано: "Мы ожидаем, что будут предприняты определённые шаги для бесполётной зоны", имея в виду Идлиб. Как, против согласия Москвы? Кто-то возьмётся запрещать летать русским самолётам? А если те откажутся, сбивать их? Это в Ливии один раз проскочило, и то Москва потом сто раз раскаялась, что лопухнулась тогда, дав на то согласие. А сегодня, в Сирии, после всего, что там русская авиация добилась? Самим-то не смешно?
Однако эти призывы (ну да, в НАТО над первым из них уже посмеялись, вспомнив, как Эрдоган грозил выходом из этой организации) имеют под собою далеко идущую политическую цель. Дело в том, что Дамаск президента Асада на Западе не любят. Эрдогана не любят тоже, но меньше. А потому бужирование сирийской темы в Европе, расковыривание едва присохших болячек — и с беженцами, и с унижением от успехов России — полезный шаг к новой волне шельмования "сирийского режима". "Нелегитимного", да.

Война везде?

Между тем у режима Асада дела и так идут не очень. Победоносное наступление в Идлибе не закрывает для внимательных наблюдателей проблемы в других регионах. Да и в самой сирийской армии, где только несколько боеспособных соединений, а основная масса с готовностью бежит от первой атаки одного-двух "джихад-мобилей" со смертниками. Серьёзное наступление турецкой армии эти силы отразить тоже не способны. И если делегитимизировать участие и помощь Дамаску со стороны России, Анкара может записывать себе победу в первой войне за восстановление Османской империи.

В самой сирийской армии, где только несколько боеспособных соединений, а основная масса с готовностью бежит от первой атаки одного-двух "джихад-мобилей" со смертниками. Фото: Stringer / Globallookpress
А ведь звучат и в России голоса о том, что Турция является куда более важным стратегическим партнёром, нежели "режим стоматолога". И контракты с ней дают прибыли многомиллиардные, в отличие от убытков, которыми будет сопровождаться любая помощь Дамаску.
Наконец, в Сирии действительно неспокойно. На днях курды кого-то взорвали в находящемся под турецким контролем городе Эль-Баб. Зато в провинции Дейр-эз-Зор кто-то — намекают на запрещённый в России ИГ — расстрелял автомобиль с двумя важными руководителями курдских "Демократических сил Сирии" (SDF). Это неподконтрольные Дамаску территории? Вот именно. Какой суверенитет может быть у режима, который не осуществляет эффективного контроля над всей своей территорией?
Но и там, где контроль есть, тоже постоянные стычки и убийства. Так, неизвестные боевики убили двух человек в провинции Даръа. Один из них — бывший командир антиасадовских формирований, перешедший на сторону Дамаска. Шесть правительственных солдат погибли при вылазке исламистов западнее города Эс-Сухне. В недавно перешедшем Дамаску городе Ракка подорвали троих курдских деятелей из SDF. И снова среди них было важное лицо: высокопоставленный офицер внутренней безопасности SDF Хаджи Кахраман.
И так далее и тому подобное. Война в Сирии — всё ещё везде. И у Эрдогана есть в ней неиллюзорный шанс.
Впрочем, всё же зависящий от Москвы. Решение опять за ней…



Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий