понедельник, 14 февраля 2022 г.

Россия не собирается второй раз оказаться в ситуации 22 июня 1941 года

 



Почему Россия не собирается наступать, но вынуждена проводить учения на собственной территории, демонстрировать военную мощь

Россия не может второй раз оказаться в ситуации 22 июня 1941 года. Мы помним, какую огромную цену советскому народу пришлось заплатить за неготовность к немедленному отражению агрессии противника. Поэтому сегодняшние усилия президента и Министерства обороны России направлены на то, чтобы быть готовыми к любым неожиданным вариантам развития событий.

Вся политика США в последние годы была направлена на то, чтобы сделать из Украины антироссийский таран. Об этом говорят многочисленные поставки вооружения, истерия, которую демонстрируют западные спикеры, в том числе официальные лица. Всё это свидетельствует в пользу версии о провокации, которую может устроить Киев в любой момент. Сейчас в районе Донбасса сосредоточена группировка ВСУ. В регион конфликта подтягиваются зенитные ракетные системы С-300, чтобы обеспечить себе противовоздушное прикрытие. Отмечено присутствие инструкторов из ряда стран НАТО, которые готовят и помогают украинским войскам в освоении новых типов вооружений, поставленных для них при помощи Североатлантического альянса.

Сегодня Байден ещё раз сделал заявление о необходимости немедленно покинуть Украину гражданам США, так как американский президент не намерен отправлять туда военных даже ради вывоза гражданских лиц. Надо полагать, что просто так подобные предупреждения не делаются и, очевидно, Пентагон всерьёз рассматривает вероятность экскалации ситуации до начала боевых действий между Украиной и Россией.

Глава России и представители нашего МИД уже неоднократно объясняли свою позицию, что мы не готовимся нападать на Украину. Однако в то же время не можем оставлять без внимания наличие на приграничной с Россией территории значительных группировок украинской армии, которые могут атаковать как Донбасс, где проживает более 800 тысяч граждан РФ, так и устроить провокацию против нашей страны.

Владимир Путин, будучи президентом и верховным главнокомандующим, определяет основные направления реализации российской внешней и оборонной политики и действует, исходя из тех вызовов и угроз национальной безопасности, которые актуальны для нашей страны. Он обладает исчерпывающей информацией: докладами Генерального штаба, спецслужб, в том числе данными разведки. Поэтому все решения, которые принимаются по усилению наших военных возможностей, служат одной цели — при необходимости быть готовыми парировать украинскую агрессию. Однако Россия не собирается нападать на Украину.

Это вынужденные меры. Поскольку из Украины Запад создал реальный плацдарм войны и если вдруг события пойдут по непредсказуемому сценарию (если Киев нападёт или совершит военную провокацию), необходимо вовремя парировать подобные действия. Мы готовимся к отражению агрессии. Личный состав Вооружённых сил полностью поддерживает президента Путина. Здесь нет никаких сомнений. Высший командный и лётные составы прошли через Сирию. Мы успешны, и у нас есть понимание, как не допустить начала войны.

Не будем забывать, что НАТО активно осваивает территорию Украины. Не проходит и дня, чтобы не появлялись сообщения о поставках всё новых видов вооружений. Тем самым Запад подталкивает Киев к обострению ситуации в Донбассе. Поэтому Министерство обороны действует абсолютно правильно, чётко и адекватно в складывающейся ситуации. Ни у кого нет сомнений, что за годы президентства Путина Вооружённые силы России превратились в одну из лучших в мире армий. И главная задача военного ведомства — безопасность и обороноспособность нашего государства. Поэтому все приписываемые нам тезисы об агрессии — это либо блеф, либо недопонимание, либо прямая пропаганда в ходе гибридной войны, которую Запад ведёт против России.

В рамках глобальной геополитической конкуренции Запад нацелен на дезинтеграцию и уничтожение нашей страны как централизованного сильного государства. Украина здесь всего лишь разменная монета. Это началось не вчера и не сегодня. Фактически во времена Ивана III наше государство уже считали опасным соперником. Англичане обозначали Московию врагом ещё во времена Ивана Грозного. За эти почти 500 лет ничего не изменилось — хотим мы этого или нет.

У западных стран, к сожалению, только один способ взаимодействия с внешним миром — поглощение и разрушение. 90-е годы это доказали. Мы тогда удовлетворили все требования и пожелания Европы и США. Вошли с ними в тесный альянс по вопросам безопасности, закрыли глаза на расширение НАТО. Нам говорили, что главный враг — международный терроризм, и под эти разговоры шло активное продвижение к границе России. Сейчас мы наблюдаем, как все их прошлые обещания отброшены. Это амбиции хищника — стремление дезинтегрировать нашу страну, подчинить её и сделать сырьевым придатком.

Сегодня стоит вопрос: или мы, или нас. По сути, ничего не изменилось, спустя почти век мы вернулись на рубежи второй половины 30-х годов. И в сложившейся предвоенной ситуации Путин не выдвигает никаких ультиматумов — он обозначил интересы безопасности России. Если мы сейчас не сможем их обеспечить, то дальше ситуация 22 июня повторится так же внезапно, но уже в XXI веке. Когда с территории Украины, где будут размещены американские ударные вооружения, по нам просто нанесут мгновенный удар. Что, кстати, и предусматривается военной концепцией Пентагона. Увы, другой альтернативы нет — это трезвая оценка безопасности, красная линия, и речь идёт о выживании страны.+


При этом в России находятся общественные деятели, публично высказывающие обеспокоенность якобы намерениями Путина начать войну на Украине. Странно, но поведение США не вызывает писем возмущения в российских СМИ. Например, факт боевого патрулирования воздушного пространства Украины американскими стратегическими бомбардировщиками с ядерными крылатыми ракетами почему-то не удивляет наших общественных деятелей.

Мы же не хотим, чтобы под Смоленском или Харьковом стояли американские пусковые установки? Дальше отступать назад невозможно, позади Москва. Поэтому Россия сосредоточилась на масштабном диалоге и демонстрирует свои военные возможности. Но это не значит, что мы кому-то угрожаем, поскольку проводим учения на своей территории.

Игорь Коротченко, LIFE


Комментариев нет:

Отправить комментарий