воскресенье, 27 марта 2022 г.

В деле обезвреживания ВСУ достигнут важный этап

 

Минобороны России отчиталось об итогах первого этапа спецоперации на Украине. Наиболее впечатляющими оказались потери войск Украины – целые виды вооруженных сил страны уничтожены. Какие главные задачи решила российская армия за месяц боевых действий?

«В целом основные задачи первого этапа операции выполнены. Существенно снижен боевой потенциал вооруженных сил Украины, что позволяет сосредоточить основные усилия на достижении главной цели – освобождении Донбасса», – сообщил в пятницу на брифинге в Минобороны первый замначальника Генштаба генерал-полковник Сергей Рудской.

Он напомнил – основной целью специальной военной операции, начатой 24 февраля, была защита жителей ДНР и ЛНР, которые в течение восьми лет подвергались геноциду со стороны киевского режима. В середине февраля киевские силовики проводили масштабную артподготовку в преддверии намеченного наступления своей ударной группировки в Донбассе, отметили представители Минобороны.

Как в свою очередь указал Рудской, для России «были возможны два варианта действий» по защите мирного населения Донбасса. «Первый, ограничиться территорией только ДНР и ЛНР в пределах административных границ Донецкой и Луганской областей, что закреплено в конституциях республик. Но тогда бы мы столкнулись с постоянной подпиткой украинскими властями группировки, задействованной в так называемой операции объединенных сил», – отметил замначальника Генштаба.

«Поэтому был выбран второй вариант, предусматривающий действия на всей территории Украины с выполнением мероприятий по ее демилитаризации и денацификации», –

разъяснил Рудской. Ход операции продемонстрировал правильность выбранного решения, констатировал генерал-полковник.

«Украина готовила наступление на Крым и захват морского побережья полуострова. Часть группировки готовилась выдвинуться на границу с Белоруссией, – заметил полковник Сергей Хатылев, бывший начальник зенитно-ракетных войск командования спецназначения ВВС России. – Мы за несколько дней до наступления сломали им планы, нанесли мощнейший удар по стратегическим объектам, уничтожаем инфраструктуру и выбиваем всю авиацию и дальнобойные артиллерийские системы, наносим непоправимые потери в силах и средствах. У России фактически получился разоружающий удар».

Какие вооружения уже потеряла украинская сторона

На брифинге были названы последствия разоружающего удара. Стало известно, что ВСУ лишились большой доли своих танков и бронемашин (из 2,4 тысяч имевшихся в наличии на 24 февраля уже уничтожено более 1,5 тысяч). Добавим – как отмечают военные эксперты, также надо учесть, что для оставшихся на ходу машин не хватает горючего. Есть проблемы и с качеством экипажей – в ходе боев были выбиты самые подготовленные танкисты.

По другим родам войск картина еще более впечатляющая. Украинские военные лишились 112 из 152 боевых самолетов, и половины парка вертолетов – уничтожено 75 из 149. Не оправдали себя турецкие ударные беспилотники Bayraktar TB2, которыми хвастались киевские стратеги – наши военные сбили 35 из 36 боевых дронов. Украина фактически осталась без серьезных зенитно-ракетных систем: ликвидированы 148 из 180 установок С-300 и «Бук-М1».

У Украины больше нет военно-морского флота, нейтрализованы силы ПВО и практически полностью выбиты ВВС – были нанесены удары по 16 основным военным аэродромам. «Уничтожено 39 баз хранения и арсеналов, на которых содержалось до 70% всех запасов военной техники», – сообщил Рудской.

Как далеко продвинулись армии России и республик Донбасса

Итогом действий ВС России стало то, что по завершении первого этапа была полностью занята Херсонская и большая часть Запорожской области. Заблокирована столица – Киев, а также такие крупные центры как Харьков, Чернигов, Сумы и Николаев. Союзные силы – народные милиции ДНР и ЛНР также достигли заметных успехов.

Освобождено 93% территории Луганской республики, идут бои на подступах к агломерации Северодонецк-Лисичанск. Армия ДНР, действуя против крупной группировки противника, освободила 54% территории и сейчас ведет бои за освобождение крупнейшего промышленного и портового центра – Мариуполя.

Как отметил Хатылев, главной особенностью спецоперации является то, что нужно обходить украинские города. «Нацикам поставлена задача уничтожать города и все вокруг, но не сдавать их противнику, что сегодня и делается», – подчеркнул собеседник.

Российские военные действуют по фронту, ширина которого составляет 3,7 тысяч километров, а глубина – 870 км, комментирует полковник Хатылев. «Классическим считается фронт шириной и глубиной до 500 км, – пояснил эксперт. – То есть театр военных действий на Украине разбит на несколько фронтов. Кроме того, напомню, что наши колонны продолжают наступление, они продвигаются с запасами топлива и продуктов».

При этом надо учесть, что российская армия ставит перед собой задачу минимизировать число жертв среди мирного населения, отметил Хатылев. «Мы не воюем с украинским народом. Напротив – оказываем гуманитарную помощь мирному населению, вплоть до того, что некоторые украинские военные попадают в наши армейские госпиталя. Запад не проводил подобных операций никогда».

Соотношение потерь сторон

Задачи выполняются в строгом соответствии с утвержденным планом, который, в числе прочего предусматривает минимизировать потери личного состава, подчеркнул Рудской. «К сожалению, в ходе специальной военной операции есть потери среди наших боевых товарищей. На сегодня погиб 1 351 военнослужащий, 3 825 получили ранения», – сообщил замглавы Генштаба.

Но с учетом сложности поставленных задач и размаха операции потери российской армии выглядят не такими значительными в сравнении с ущербом, нанесенным подразделениям ВСУ и националистическим батальонам. По данным Минобороны, ущерб украинской стороны составляют порядка 30 тысяч человек, «в том числе более 14 тысяч – безвозвратные и около 16 тысяч – санитарные». Таким образом, общее соотношение потерь составляет 5 тысяч у России против украинских 30 тысяч. Разница – в шесть раз. А по погибшим разница и вовсе на порядок (1351 против 14 тысяч).

«Надо понимать, что названные потери украинской стороны в 30 тысяч – оценочные, так сказать, навскидку. Это то, что удалось подтвердить, – комментирует военный эксперт Алексей Леонков. – Полагаю, что реальные потери ВСУ гораздо выше. Но более точная цифра потерь противника появляется обычно лишь по завершении военной операции. Например, когда зачистят Мариуполь окончательно, когда сломят группировку войск в Донбассе, эта цифра быстро изменится в сторону увеличения».

По мнению Хатылева, потери украинской группировки очень серьезные и на некоторых направлениях уже непоправимые. «Мы их упредили на несколько дней, а то и недель. Расчет английских, американских и всех иностранных инструкторов, а также нациков и ВСУ заключался в том, что они строили свое наступление в донбасской группировке и создали там эшелонированные построения войск. Там появились крупнейшие инженерные сооружения, были завезены боеприпасы и материально-технические средства. Было создано все для того, чтобы наступать на Донецк и в дальнейшем на российскую границу», – напомнил эксперт.

Что касается данных Минобороны России, то оно всегда оперирует данными, которые идут по госпиталям, добавил Леонков. «Мы знаем, где у нас санитарные потери, где безвозвратные потери. Мы же своих бойцов не бросаем, в отличие от украинских военных, – там собственных солдат не раз бросали. Даже кое-где были факты, что некоторых из них самостоятельно расстреливали. Вот почему цифры, которые приводит наше Минобороны, более точные», – сказал эксперт.

Потери в 1-2% планируются даже при проведении в мирное время крупных оперативных стратегических учений, а в данном случае идут реальные боевые действия, в которых со стороны России, с учетом задействования сил и внутри страны (например, аэродромов под Воронежем), может участвовать до 200 тысяч человек. «Ни один военный человек не воспримет разговоров о том, что потерь не должно быть. Но сегодня у нас воюет профессиональная контрактная армия. Перед ней поставлена задача и она знает, как ее выполнить, о чем говорят предварительные итоги спецоперации», – подчеркнул Хатылев.

«При этом сравните цифры потерь – сами можете оценить соотношение. И вспомните, как украинская пропаганда утверждала, будто число погибших российских солдат уже исчисляется тысячами. А если послушать некоторых киевских политиков, то на Украине вообще же якобы несколько российских армий уничтожено», – напоминает Леонков.

«Украинские войска давно готовились к боям, многие из них получили опыт в прежние годы в Донбассе. Однако на их фоне наш уровень боевой подготовки оказался совершенно другой. Именно этим и объясняется столь резкая разница в потерях», – подытожил эксперт.

Добавим, что пополнение живой силы становится для Киева проблемой. Теоретически, ВСУ можно пополнить за счет новых волн мобилизации, что украинские власти практиковали во время кампании против Донбасса 2014-15 годов. Но сейчас наиболее крупные группировки ВСУ, сконцентрированные для готовившейся атаки на Донбасс, постепенно оказываются в кольце наступающих войск России и народных республик. Очевидно, что цель – заключение соединений противника в котлы, по образцу Иловайского или Дебальцевского котлов в кампании 2014 года. Понятно, что пополнение попавших в окружение войск свежими силами, а также вооружением, боеприпасами и продовольствием элементарно невозможно.

Российской армии готовы помочь добровольцы

С другой стороны, наступающие российские силы готовы пополниться в том числе и добровольцами. «К нам поступает большое количество обращений от граждан России, желающих принять участие в специальной военной операции по освобождению Украины от нацизма, – сообщил на брифинге Рудской. – Кроме того, выразили готовность сражаться на стороне народных республик более 23 тысяч иностранных граждан из 37 государств».

Как сообщил замначальника Генштаба, «мы предлагали руководству ЛНР и ДНР принять эту помощь, но они заявили, что будут защищать свою землю сами». «Сил и средств у них достаточно», – отметил Рудской.

Леонков не исключает, что республики Донбасса на каком-то этапе все же согласятся задействовать и отряды добровольцев. «Нужно понимать, что в добровольцы, в отличие от того, что мы видим на украинской стороне, у нас не будут брать всех подряд. Желающих много, а нам же не хочется, чтобы эти люди просто стали жертвами своей неподготовленности. Все добровольцы пройдут проверку на их готовность к ведению боевых действий», – предполагает Леонков.

Не факт, что отряды добровольцев используют на переднем крае, добавляет эксперт. «Скорее всего, их будут привлекать для вопросов, связанных с наведением порядка в тылу, на освобожденной территории. Они могут сопровождать колонны с «гуманитаркой». Кроме того, часть сторонников укро-нацистского режима может остаться, «затихориться», а потом начнет проводить диверсионную работу. Ими же должен кто-то заниматься. В тылу начнется такая работа, для которой армия, скажем так, не совсем предназначена», – подытожил военный эксперт.

Цели операции становятся ближе

Можно предположить, что попадание наиболее боеспособных частей ВСУ в масштабный котел на Донбассе станет ближайшей задачей наступающих войск.

«Вооруженные силы Российской Федерации продолжат выполнение специальной военной операции до выполнения всех поставленных задач», – подчеркнул, выступая на брифинге в Минобороны официальный представитель ведомства генерал-майор Игорь Конашенков. Из этого заявления следует в том числе и то, что ни о каком отводе войск с территории Украины речи пока не идет – до выполнения главных целей спецоперации. О том, как выполняется одна из двух задач – по демилитаризации Украины, и отчиталось Минобороны.

Операцию же в целом, судя по ходу переговоров и заявлениям российских официальных лиц, можно будет считать завершенной только при достижении давно озвученных условий. Речь идет прежде всего о признании независимости республик Донбасса, принадлежности Крыма России, а также демилитаризации и денафикации Украины.



Комментариев нет:

Отправить комментарий