пятница, 29 апреля 2022 г.

Второй этап спецоперации наконец начался: отрабатывается срочная цель


Давно спрогнозированный, а затем и многократно анонсированный переход нашей специальной военной операции на следующую стадию, вроде бы, начал осуществляться в реальности. Наконец-то заговорили о нём и официальные лица, а не только журналисты и эксперты (в кавычках и без); и если глава МИД Лавров ограничился коротким «поехали!», то замком Центрального военного округа Миннекаев обозначил ближайшую цель: отсечь киевский режим от моря.


Цель серьёзная, для достижения которой потребуется захват нескольких крупных портовых городов, важнейшие из которых – Одесса и Николаев – каждый крупнее многострадального Мариуполя. В то же время, потеря побережья точно не станет последним смертельным ударом для украинских фашистов, и вряд ли даже предпоследним. Так что, уже можно сказать, что операция продлится ещё многие месяцы. 
Подпишитесь на телеграмм канал "Про Новую Россию" и следите за событиями в реальном времени.

Молниеносная была бы... победа?


А можно ли было вообще завершить всё «блицкригом»? Скорее всего, нет. Хотя, возможность обезглавить хунту одним ударом, пожалуй, была: если бы первый залп ракет ушёл не ночью, а в полдень, и сразу по пресловутым «мозговым центрам», с прицелом на уничтожение максимума персонала, то потери высшего комсостава, чиновников и политиков исчислялись бы сотнями, а то и тысячами.

Закончилось бы ли это крахом украинского государства? Вероятно, да: ни один режим не переживёт буквальное размазывание его руководства по стенкам. Пришлось бы после этого российской армии воевать на земле? – конечно, да, группировки ВСУ и националистические формирования не испарились бы в один миг. (Впрочем, их растерянность была бы куда глубже, и разгром был бы легче, чем в реальности).

Привело бы ли это к полному хаосу и гуманитарной катастрофе на Украине? – вполне возможно, что да, в большей или меньшей степени. Оставшиеся без центра региональные и местные власти разбежались бы почти наверняка, оставив население на произвол судьбы.

Вылилось бы это в ещё большее озлобление этого самого населения на русских? – спорный вопрос. Украинской пропаганде, надо признать, и так удалось поместить многих своих граждан в виртуальную реальность, где «москальско-чеченские полчища» грабят, насилуют и убивают (в произвольном порядке) всех без разбора.

Но, в любом случае, учини мы на Украине тотальный хаос, разгребать его последствия пришлось бы нам же.



Время может течь по-разному


Собственно, единственный плюс, который можно найти в удлинении операции – то, что всё это время пойдёт на примирение украинцев с новой реальностью. Часть их, наиболее негативно относящиеся к России громадяне, благополучно отбывают в Европу (и становятся проблемой тамошних «друзей» партайгеноссе Зеленского). Тех же, кто оказывается на подконтрольных российской армии территориях, фашисты методично подталкивают к сотрудничеству с ней собственными руками – точнее, руками бандитов из теробороны, терроризирующих мирное население, и украинских артиллеристов, без сожаления расстреливающих собственные, только что оставленные города.

Даже на «материковой» Украине эффективность гипноизлучателей чем дальше, тем меньше: слухи и редкие новости о действительном положении дел перебивают их сигнал. Аудитория переможных каналов и пабликов в соцсетях медленно (на пару-тройку тысяч в сутки, из миллионов), но верно сокращается. Наверное, всё большему числу людей вспоминается та уплывшая в «большой» Интернет запись из какого-то херсонского чата, автор которой хоть и называет русских солдат «орками», но симпатизирует им и принесённому ими порядку больше, чем «уличным патриотам» Украины и их самостийным судилищам над случайными прохожими.

Но это не значит, что в целом время работает на нас. Напротив, с его течением, растут потери наших воинов и наших союзников, издержки на кампанию – и риски, что враг, дождавшись поставок дальнобойного оружия, начнёт обстреливать объекты в глубине нашей территории.

Играет роль и то, что мы здесь, в тылу, имеем предельно смутное представление о том, что на самом деле происходит в зоне боевых действий. Отечественная пропаганда не позволяет себе фантастических баек в духе украинской («домохозяйка сбила беспилотник, метнув банку с огурцами» и т.п.), но и не может – или даже не пытается? – сформировать целостную и, главное, наглядную картину событий.

Вследствие всего этого, множатся вопросы к руководителям нашего государства. К сожалению, в нашем обществе всё ещё нет консенсуса насчёт СВО, и предельно расплывчатое обозначение целей и сроков операции не способствует росту её поддержки населением. Противоречивые заявления то о стремлении к разгрому фашистов, то о желательности скорейшего замирения с ними же, создают благодатную почву для самых нелепых теорий: вплоть до того, что боевые действия якобы затягивают специально, «чтобы угробить побольше народа». (От авторов «вакцинацию от ковида объявили специально, чтобы угробить побольше народа»).

Так что, конкретный ответ на вопрос «что дальше?» можно только поприветствовать, пусть он и очерчивает только ближайшую перспективу.

Удары в «живот»


Итак, киевский режим не свалился от первого удара, не лопнул от внутренних противоречий, не собирается капитулировать, и Россия, приняв это, будет загонять его на средней дистанции.

Перенос главных военных усилий в южные регионы выглядит вполне логичным. Черноморские порты обеспечивают около 20% грузооборота Украины, выраженного в тоннах, и львиную долю её международного экспорта. Впрочем, и сама главная экспортная отрасль – сельское хозяйство – в значительной степени опирается на природные ресурсы Южной Украины. Потеря побережья больно ударит по экономике фашистского государства, сначала – по ближайшим интересам вывоза остатков аграрной продукции и ввоза угля. Последний чрезвычайно важен, т.к. поставки газа и нефти пока ещё продолжаются только по (чрезмерно) доброй воле российского правительства, и технически могут быть прерваны в любой момент.

Интересно, что эффект от потери побережья упадёт на хунту ещё до того, как Николаев, Одесса и Черноморск будут заняты российскими войсками – даже частичное нарушение транспортных артерий приведёт к выключению этих городов из экономического баланса страны. Вполне возможно, что успехи российских войск в наступлении на Причерноморье ещё сильнее подстегнут бегство населения Украины во все стороны, что, в свою очередь, дополнительно ослабит её экономику (и демографию, если говорить о более отдалённой перспективе). И тут не помогут никакие денежные транши от западных «союзников» Киева: в электронные счета не посеешь, как в чернозём, и их не забросишь в топки ТЭЦ.

Но при всех выгодах наступления на этом направлении, полное уничтожение вражеских группировок на юге явно потребует от нас ещё больших усилий и времени, чем освобождение Мариуполя. Сам Зеленский уже не раз объявил во всеуслышание, что Одесса станет новой «крепостью», которую будут оборонять до последнего. Конечно, такая перспектива мало улыбается её жителям, но их мнение не волнует никого из киевских рулевых, да и российской стороне вряд ли стоит рассчитывать на бунт во вражеском лагере.



В связи с этим, становится ещё актуальнее пресловутая «проблема мостов», а точнее – логистики противника и действий наших войск против неё. Ракетные и авиационные удары по железнодорожной сети Украины наносятся уже ежедневно, и достаточно болезненные, если судить по стонам украинских чиновников в соцсетях. Уже даже появилась версия, что «русские специально не пресекают поставки западного оружия под корень, чтобы побольше утилизировать его на месте» – и она вполне имеет право на жизнь. Впрочем, вряд ли таким макаром удастся оставить ЕвроНАТО совсем без военной техники. И ещё менее вероятно, что получится удовлетворить хотения российских турбопатриотов, требующих разбомбить всё и сразу.

Ещё один больной вопрос: пока основные усилия концентрируются на юге, как будет обеспечиваться защита ДНР, ЛНР и приграничных районов России от ракетно-артиллерийских обстрелов украинскими войсками? Ведь чтобы надёжно нейтрализовать эту угрозу, нужно оттолкнуть противника от границ республик вглубь украинской территории. Найдутся ли силы для решения данной задачи, либо она отложена до следующего (третьего? четвёртого?) этапа СВО?

Проблемы сложные. Решения, принятые по некоторым из них, выглядят спорными, а некоторые будто бы вообще пока оставлены «на потом». И всё же, назло всем паникёрам, наперебой пророчащим «договорняк», «Минск-3», а то и «Хасавьюрт-2», у российского военно-политического руководства есть план по окончательному унасекомливанию фашистского Киева, и этот план реализуется. Сколько же ещё потребуется этапов – покажет время. 


Подпишитесь на нас ВКонтактеОдноклассники, Telegram, RuTube

Комментариев нет:

Отправить комментарий