воскресенье, 1 мая 2022 г.

Переломный момент: почему удар по Львову будет решающим?

 

ВКС и ракетные войска имеют очень ограниченные возможности по отслеживанию целей на территории Западной Украины, а разрушение железнодорожных путей не даст такого же эффекта, как в Великую Отечественную. Но не всё так плохо: и у нашей армии есть возможность "перевернуть шахматную доску". Царьград расскажет о том, как прервём нескончаемый поток вооружения со стороны Запада. Подпишитесь на телеграмм канал "Про Новую Россию" и следите за событиями в реальном времени.

Запад продолжает заливать Украину потоками оружия. Вслед за поставками тысяч противотанковых гранатомётов, переносных зенитных и противотанковых комплексов (ПЗРК и ПТРК), пулемётов и другого относительно лёгкого оружия в страну потекли эшелоны с советскими танками и БМП со складов хранения восточноевропейских стран. Киеву передали словацкие комплексы С-300, и, судя по всему, польские истребители МиГ-29.

По последним заявлениям британского руководства, Лондон рассматривает возможность отправки на Украину самоходных зенитных установок Stormer, стреляющих ракетами Starstreak, которые были созданы для уничтожения советских штурмовиков и вертолётов, защищённых бронёй. Пентагон  организовал поставки буксируемых гаубиц М777 калибром 155 мм. Также тяжёлую артиллерию украинцам пообещали британский премьер Борис Джонсон и его канадский подельник Джастин Трюдо.

Кроме того, по неподтверждённой информации, американцы пытаются уговорить Южную Корею отдать Киеву Т-80У и БМП-3, ещё в девяностые годы купленные у России.

На этом фоне всё громче звучит вопрос: почему же наша армия не разбомбит все мосты, дороги и железнодорожные станции, по которым идёт снабжение украинской армии?

Что ж: если есть вопрос, нужно разбираться.

Анатомия логистики

Чтобы понимать, как оборвать потоки снабжения, необходимо сначала понять, как они организованы.

Официальный представитель Пентагона Джон Кирби сообщил, что Штаты и их союзники отправляют на Украину по 8–10 самолётов в день, напичканных вооружением:

Речь идёт о восьми-десяти авиарейсах в регион в день и почти постоянных наземных конвоях, которые движутся в страну. Мы хотели бы это сохранить.

Что он имел в виду под словом "регион", понять нетрудно. Это Польша, главный транспортный хаб по переброске оружия и наёмников на Украину. Из слов Кирби следует, что поставки не пересекают украинскую границу, а завершают перелёты в воздушном пространстве Польши. Дальше основная масса оружия едет через границу на автомобильном транспорте.

Естественно, используется и железная дорога: не так давно соцсети поляков и словаков были забиты роликами с кадрами составов, везущих десятки танков и БМП в сторону Украины. Но это – не основной канал поставок. Связка С-130 "Геркулес" плюс автофургон – более гибкая и потому трудноуязвимая комбинация, которой пользуются американцы.

Даже если Россия сможет уничтожить железные дороги и разъезды к востоку от польской границы, то и в этом случае поставки бронетехники не будут остановлены. Просто потому, что есть такая штука, как седельный тягач, позволяющий перевозить технику массой до 100 тонн (вес советских танков едва превышает 40 тонн). В крайнем случае бронетехнику можно гнать своим ходом. Это, конечно, сократит ресурс машин и попортит дороги, но при острой необходимости никто с такими издержками считаться не будет.

Иными словами, выбранная американцами тактика означает, что оставить Украину без оружия можно, только остановив автомобильный трафик, идущий через польскую границу.

Бомбить легко приказать

Теперь посмотрим на средства поражения, имеющиеся в распоряжении наших военных, и условия, в которых их предполагается применять.

Средства имеются двух классов: дальнобойные ракеты и боевые самолёты. Проблема с первыми состоит в том, что "Калибры" предназначены для уничтожения заранее разведанных стационарных объектов; ими без проблем можно развалить железнодорожную станцию, но охота на движущийся состав, а тем более на фуру с оружием с их помощью невозможна. "Искандеры" – более гибкий инструмент, но и их нельзя использовать для уничтожения отдельных машин. Кроме того, их ракеты нужны для ликвидации штабов, комплексов ПВО и других высокоприоритетных целей.

Что касается авиации, то проблема в том, что украинская система ПВО до сих пор жива, по крайней мере частично. Об этом свидетельствуют регулярные заявления официального представителя Министерства обороны (МО) России Игоря Конашенкова о том, что на Украине уничтожены очередные комплексы ПВО. Кроме того, остаётся проблема идентификации целей и наведения на них наших самолётов. Наземных корректировщиков у нас там нет; следовательно, для охоты за вражескими грузовиками придётся организовывать воздушное патрулирование. Чем закончатся многочасовые полёты над территорией с неуничтоженной ПВО противника, догадаться нетрудно: потерей дорогостоящих машин и мучительной смертью пилотов.

Вдобавок к этому противник тоже не глуп: отправлять ПЗРК и ПТУРы в тентованных грузовиках оливкового цвета с надписями: "Везём оружие, стрелять сюда" – никто не станет. Большинство систем, которые получает Украина, можно перевозить в микроавтобусах и даже в легковушках. Более того, зная нравы украинского руководства, можно не сомневаться: как только начнутся удары по дорогам, оружие начнут возить в автобусах с детьми.

Что касается габаритных грузов вроде танков или САУ на седельных тягачах, то их можно везти в ночное время, на максимальной скорости от укрытия к укрытию, тактикой "лягушачьих прыжков", которая уже отработана украинскими танкистами в прифронтовой зоне. О приближении русских бомбардировщиков украинцев будут предупреждать американские самолёты ДРЛО (дальнего радиолокационного обнаружения). Они же будут давать целеуказание украинским С-300 и "Букам", работающим в пассивном режиме.

Стоит отметить, что люди, критикующие нашу армию за то, что авиация не бомбит железные дороги где-нибудь под Львовом в стиле Второй мировой, упускают из виду, что число боевых самолётов в Воздушно-космических силах (ВКС) ограничено, интенсивность их применения – тоже. По неофициальным оценкам, наша воздушная группировка совершает 250 – 300 самолётовылетов в сутки. При этом до недавнего времени авиация обеспечивала отвод войск из потенциальных котлов, а в настоящее время помогает войскам проламывать оборону врага в начавшейся битве за Донбасс. То есть командование всегда вынуждено расставлять приоритеты и выбирать цели, поражение которых является наиболее важным в рамках имеющегося замысла.

Гипотетически проблему контроля воздушного пространства над западной Украиной можно было бы решить за счёт ударных средневысотных беспилотников. Они способны висеть над районом патрулирования сутками, их потеря не ведёт к гибели лётчиков; более того – их размен на комплексы ПВО экономически выгоден. Однако российская оборонка так и не смогла довести до ума ударный БПЛА "Альтаир"; имеющиеся в войсках "Орионы" изначально проектировались как разведывательные машины и лишь потом переоборудовались в ударные, из-за чего имеют очень ограниченные возможности по уничтожению целей. Кроме того, судя по данным открытых источников, их число невелико. Соответственно, эта возможность не может быть реализована в рамках текущего конфликта.

Вывод по средствам поражения таков: у России нет технической возможности надёжно перекрыть трафик через польско-украинскую границу.

Мнение заслуженного лётчика

Комментируя для Царьграда сложившуюся ситуацию, заслуженный военный лётчик России, генерал-майор Владимир Александрович Попов отметил, что западная Украина имеет очень разветвлённую дорожную сеть, которую сложно взять под контроль с воздуха.

Пилот также пояснил, что авиация нуждается в предварительной разведке, и потому, как правило, её цели объектовые: склады ГСМ, арторужия, военной техники или скопления частей и подразделений противника, производственные мощности.

По словам Попова, международные организации проявляют подлость в том, что позволяют перевозить оружие под видом гуманитарных грузов.

Выделить фуры, в которых везут оружие, крайне тяжело. Это можно сделать только при ведении тщательной воздушной разведки или даже, скорее, агентурной разведки,

– сообщил эксперт в разговоре с Царьградом. Оставшиеся у Украины системы ПВО он оценил как опасные для наших самолётов.

На Украине же сил и средств ПВО всегда было много, они достаточно хорошо подготовлены, мобильны и могут внезапно оказывать противодействие,

– пояснил генерал-майор.

В целом, по его словам, вести борьбу приходится очень избирательно.

Перекрыть полностью поставки оружия на Украину будет очень тяжело. Фото: Hendrik Schmidt/ZB/Global Look Press

Перспективы: война на истощение

Современная Украина – это полноценное террористическое государство, опирающееся на тотальную пропаганду и столь же тотальный террор в отношении всех несогласных. По этой причине режим Владимира Зеленского имеет практически неограниченные возможности по мобилизации населения и отправке его на убой. За плечами этого зомби-государства стоит объединённая промышленная мощь Запада, поэтому ему не опасны ни промышленный коллапс, ни даже голод.

В русском обществе растёт понимание, что ведение войны в нынешнем формате будет иметь "эффект мясорубки".

Ограниченный контингент советских войск в Афганистане в 80-е делал всё, чтобы перекрыть внешнюю границу этой страны, для прекращения поставок оружия нашим противникам, моджахедам, из Пакистана. Только так можно было прекратить войну. Всё новое – забытое старое. Пока коммуникационные возможности поставок оружия на Украину не будут снижены, накал сопротивления останется тем же. Я говорю об уничтожении ЖД станций и дорог, мостов, ВПП аэродромов, тоннелей и части трасс в Карпатах, причалов река–море и т. д. <…>  Сохраняя такую ситуацию, мы создаём эффект мясорубки, в которую подкладывают и подкладывают ресурсы, получая на выходе "фарш" из трупов, битой техники и разрушенных домов,

– написал в своём Telegram-канале известный военкор Александр Сладков.

Это верное и очень ёмкое описание того, что сейчас происходит на поле боя. Однако следует понимать, что "фарш", который крутится в Донбассе, в значительной степени состоит из украинских военных. В ходе этой битвы должны быть выбиты наиболее боеспособные части, следовательно – стойкость украинских войск упадёт. Уже сейчас отмечается, что мобилизованные резервисты сдаются намного быстрее и охотнее, чем профессиональные военные, с которыми наша армия имела дело ранее.

Впрочем, снижения боеспособности ВСУ может и не произойти. Этот вариант реализуется, если украинский Генштаб сумеет вытащить из Донбасского котла наиболее боеспособные бригады, оставив умирать в нём расходный "человеческий материал".

Собственно, последствия битвы за Донбасс и предопределят, сможет ли Россия продолжить войну в нынешнем формате или придётся что-то радикально менять.

Нам нужен второй фронт

В нынешней оперативно-стратегической конфигурации решить проблему западных поставок имеющимся у России оружием практически невозможно. Однако это не означает, что задача совсем не имеет решения. Более того: оно вполне очевидно, достаточно посмотреть на карту.

Фото: Google Карты, телеканал Царьград 

Войска могут развернуться на линии Брест – Кобрин, на территории союзной Белоруссии. За спиной у них останется мощнейший логистический узел, где сходятся трассы Е30 и М10. Первая через Барановичи, Минск и Смоленск уходит к транспортному сердцу России – Москве; вторая идёт параллельно белорусско-украинской границе и через Гомель и Брянск опять же выходит к московскому транспортному узлу. Благодаря такой конфигурации дорог можно наладить снабжение огромной ударной группировки и её ротацию при необходимости.

Для наступления в южном направлении есть целая сеть шоссейных дорог. При этом европейская трасса Е373, соединяющая Украину с Польшей и потому являющаяся одним из ключевых путей снабжения ВСУ, проходит менее чем в 75 км от белорусской границы. Взяв Ковель, наши войска срежут одну из главных линий снабжения Украины, а наступление на Львов (около 300 км от белорусской границы, если идти по дорогам через Ковель и Луцк) отрезает все транспортные потоки, идущие из Польши. Взятие или блокада Тернополя закрывает ещё и поставки из Словакии.

Удар по Западной Украине не решает только проблему поставок из Румынии. Однако из-за того, что Венгрия не пускает военные грузы через свою территорию, – это совсем другая логистика для США и их союзников (доставленные в Польшу грузы придётся везти через половину Центральной Европы). Соответственно, и другие объёмы помощи.

В целом для реализации этого сценария нужны два компонента: политическое решение руководства России и Белоруссии – и ударная группировка численностью около 100 тысяч человек, которая сможет сломить сопротивление примерно 50-тысячного хорошо подготовленного и экипированного кулака украинской армии, находящегося в подчинении оперативного командования "Запад" ("Захід"). Успех этой операции позволит наглухо перекрыть польскую границу пехотой и танками, заблокировав движение по трансграничным дорогам.

Что с того?

В настоящее время Россия не располагает военно-техническими средствами, позволяющими ударами с воздуха перебить транспортные артерии, связывающие Украину с Западом, или хотя бы существенно осложнить поставки.

После завершения операции в Донбассе авиация и ракетчики могут уделить больше внимания железнодорожной сети, мостам, дорожным развязкам и прочим инфраструктурным объектам, что вместе с топливным кризисом осложнит, но не остановит поставки оружия ВСУ и нацбатам.

Однако поле боя может быть радикально изменено. В этом случае линии снабжения окажутся в зоне досягаемости русской артиллерии и систем РСЗО, более того – могут быть полностью заблокированы нашими войсками.

Перенос боевых действий на "западенщину", родину украинского сепаратизма, бандеровщины и звериной русофобии, будет иметь большой морально-психологический, можно даже сказать – воспитательный эффект. Уроженцы львовщины, Тернопольской и Ивано-Франковской областей спокойно прикрываются женщинами и детьми, которых они называют "донбасянами" и "колорадами". Их вполне устраивает разрушенный до основания Мариуполь и постепенное руинирование Харькова. Не будут они сильно горевать и по другим русским городам – Одессе, Днепропетровску, Киеву. Однако если боевые действия будут перенесены на Галичину, непримиримые борцы за незалежность могут резко передумать, решив, что пусть уж лучше Львов повторит судьбу Парижа 1940 года, чем станет Сталинградом образца 1943-го.


Подпишитесь на нас ВКонтактеОдноклассники, Telegram, RuTube

Комментариев нет:

Отправить комментарий