среда, 8 июня 2022 г.

Приехавшие в Польшу русские оказались в аду: «Страшно разговаривать на улице»

 


С конца февраля Польша приняла 3,5 миллиона украинских беженцев. Сейчас осталось меньше двух миллионов. Власти признались, что не справляются с потоком мигрантов. В Польше живет и немало россиян, которым пришлось очень туго. Многих выгнали с работы, кому-то не продлили аренду жилья, некоторые не выдержали психологического давления. Граждане РФ рассказали, что сейчас происходит в Польше.

В работе гражданам РФ отказывают, украинские беженцы их преследуют

Александра переехала из России в Польшу в начале марта. Недавно она покинула страну. Женщина рассказала, что ей пришлось пережить за последние три месяца. Подпишитесь на телеграмм канал "Про Новую Россию" и следите за событиями в реальном времени.

— Мой переезд в Польшу был запланирован на 2023 год. Но я сорвалась в марте. Тем более, что моя дочь уже год как училась в польском городе Кельце, — рассказывает Александра. — Я остановилась в Варшаве. Город мне никогда не нравился, а на тот момент он напоминал вокзал. Плюс там цены на квартиры взлетели, да и с работой оказалось непросто.

Я переехала в Кельце. Думала, там попроще. Ошибалась. Полтора месяца искала хоть какое-то жилье. Объявлений об аренде практически не было. Если появлялись, то мгновенно налетали пять желающих снять комнату. Риелторы, когда видели российский паспорт, отказывались сотрудничать.

Если в 2021 году квартиру можно было снять за 800–900 злотых (11 500–13 000 рублей) в месяц, то сейчас апартаменты в новостройке доходили до 1500 злотых (21 000 рублей) в Кельце. В Варшаве ценник начинался от 2200–2500 злотых (31 500–35 700 рублей). И то еще поискать надо.

Из-за острой нехватки жилья люди сдавали такие помещения, что в трезвом уме жить там не захочешь. Например, мы смотрели квартиру за 1500 злотых (21 000 рублей), где не было ни холодильника, ни стиральной машинки, ни телевизора, ни Wi-Fi. Стояли одна кровать и старый шкаф.

Каким-то чудом мне повезло. Через знакомых сняла квартиру. Но поиски жилья — не единственная проблема. Устроиться на работу россиянину невозможно. Три с лишним месяца я искала работу.

По образованию я ассистент врача-стоматолога. Отправила грамотно составленное резюме на польском куда только можно. Сначала искала место в Кельце и близлежащих городах. Потом — по всей Польше. Пешком обошла все стоматологические клиники. Везде отказ…

В подтверждении своих слов Александра показывает скриншот переписки с одним из потенциальных работодателей: «К сожалению, мне придется вас огорчить. Руководство дало отказ в трудоустройстве вас, так как вы гражданка России» — звучал ответ клиники.

— Но я не отчаивалась. Стала прикладывать к резюме сопроводительное письмо, что я родом из Казахстана, в России прожила всего 5 лет. Не помогло. Счет в банке я тоже не могла открыть из-за паспорта, — продолжает Александра. — Я разочаровалась найти работу по специальности, решила устроиться уборщицей в ТЦ «Эххо» в Кельце. Прошла собеседование — вроде меня взяли. В назначенный день, в 6 утра, я отправилась на стажировку. По дороге мне позвонили и сообщили, что администрация отказала в работе: с паспортом РФ людей не принимают.

— Русское комьюнити в Польше есть, может, кто-то бы мог помочь вам?

— Русское комьюнити мне не встречалось. Наши соотечественники общаются по соцсетям. Но помощи там искать не у кого. Разве что просто поспорить на какую-то тему.

В итоге дочь моя закончила учебный год и мы приняли решение уехать из Польши в Белоруссию. Автобусы из Варшавы шли полные. На вокзале тьма народу: все куда-то уезжали…

Останавливались мы в Минске, потом перебрались в Витебск. Там как-то не очень нам показалось. В той же Польше было больше разнообразия в продуктах, особенно в овощах и фруктах.

Но в Польшу решили не возвращаться. В Россию — тоже. Теперь направляемся в Казахстан, откуда я родом и где живут родственники. Смешно получается, ведь когда-то я уехала оттуда, потому что думала: там нет будущего ни для меня, а тем более для ребенка. Но мы едем туда не навсегда — временно передохнуть…

«От меня все отвернулись»

Ольга переехала с мужем в Польшу зимой 2020 года. Сама девушка родом из Ханты-Мансийска, ее супруг — гражданин Белоруссии.

До недавнего времени семья чувствовала себя неплохо в Европе. Была стабильная работа, дешевое съемное жилье — все устраивало.

После 24 февраля жизнь молодых людей изменилась.

— Обстановка в Польше по-прежнему остается напряженной, — рассказывает Ольга. — Я живу в небольшом городе, иногда приезжаю в Варшаву. Недавно мы встретилась в столице с моей подругой из Белоруссии. На улице нам было страшно говорить по-русски. Украинцы каким-то чудом сразу улавливают акцент. Мы боялись зайти в кафе: думали, на нас там накинутся. Но все обошлось, в кафе нас спокойно обслужила официантка, у которой на щеке был нарисован украинский флаг…

Тем не менее, в апреле я столкнулась с серьезными проблемами на работе. В середине марта к нам на предприятие устроилась украинская беженка. Однажды она подошла ко мне со словами: «У тебя такой российский акцент, что мне хочется сказать: «Слава Украине». Сама она говорила на чистом русском, я бы не сразу поняла, что передо мной украинка.

Я избегала конфликтов, не подходила к ней. Если надо, помогала с переводом на польский. Общались только по делам. На четвертый день работы она перестала со мной здороваться.

Мы с ней ездили домой на одном автобусе. Как-то в общественном транспорте она включила видео, где что-то негативное говорили про русских солдат. Я надела наушники, сделала вид, что не слышу. Мы вместе вышли. Она бежала за мной и кричала, какие мы, русские, бессердечные.

На следующее утро мы снова столкнулись в автобусе. Она опять включила видео. Я спросила: «Ты это делаешь специально?» Она ответила: «Да, потому что ты не подошла ни разу ко мне, не извинилась, не высказала свое мнение, не сопереживала». Но я выбрала для себя позицию не разговаривать с украинцами, чтобы не давить на раны. У нас на предприятии работают еще шестеро русских. Я единственная, кто не высказала никакую позицию и не предложила помощь той беженке. Остальные перед ней извинялись.

Потом эта девушка стала угрожать мне, что сделает все возможное, чтобы меня выгнали с работы. Я пожаловалась начальнику-поляку. Атмосфера в коллективе у нас доверительная, полякам не нужны конфликты. Начальник не стал выслушивать доводы беженки и моментально отправил ее за ворота.

Теперь на работе со мной общается только одна украинка. Остальные от меня отвернулись.

— Украинцам действительно важно услышать извинения от россиян?

— Да, украинцы от нас ждут извинений. Мне пеняли, что мы, русские, приезжаем в Польшу и боимся говорить о политике, молчим и не критикуем свое правительство. Когда я объясняю, что меня все устраивало в России, а в Польше я оказалась, потому что мой муж здесь работал, они удивляются. Не верят, что в России возможна нормальная жизнь.

— Русским сейчас трудно найти работу в Польше?

— Дело в том, что в Польше можно устроиться на работу в основном через украинские агентства, которых здесь много. Так всегда было. Естественно, человека с российским паспортом посылают, хотя сами поляки относятся к русским более-менее.

На работе я не слышала в свой адрес никакого негатива от польских коллег. Может, потому что у нас город маленький, здесь люди добрее, чем в Варшаве. На самом деле мне повезло, что я устроилась на предприятие за три недели до конфликта в Украине. Муж недавно предлагал переехать в Варшаву, но я понимаю, что там у меня нет шансов найти работу. Так что надо держаться за это место, чтобы не остаться на улице.

— Сейчас вы бы не советовали путешествовать в Польшу?

— Россиянам сюда лучше не соваться. У меня вообще вопрос, будут ли сюда пускать русских. Недавно прочитала, что нам даже с польским ВНЖ запретят въезд. У человека должна стоять либо национальная виза, либо ВНЖ на 10 лет. А с трехлетней визой въезд могут закрыть.

Да и в целом здесь некомфортно. Машины с нашими номерами постоянно бьют, на домах и остановках висят антироссийские плакаты. Причем их не простые люди клеят, все это одобряется городскими властями. По телевизору в новостях только и слышу: «Агрессия, агрессор…»

Я езжу на автобусе, который проходит мимо завода, где работают украинцы. В транспорте стараюсь молчать. Если кто-то обратится, отвечаю по-польски. В телефон тоже не заглядываю, чтобы никто из пассажиров не увидел русские телеграм-каналы. Мне страшно.

Две недели назад пьяные поляки матерились под окнами моего дома. Они орали: «Что теперь делать с русскими и украинцами? Все они надоели!» Местные теперь во всех своих бедах винят не только русских, но и украинцев.

— Ваш муж — гражданин Белоруссии. Ему проще?

— Он не боится говорить по-русски, и довольно громко. К белорусам в Польше немного лучше относятся. Во всяком случае, муж спокойно устроился на работу. Еще он специально пошел в украинские агентства узнать, примут ли человека с белорусским паспортом. Проблем не возникло. Хотя в автобусе я слышала от украинцев и поляков много нелицеприятного и в адрес белорусов.

— Поляки волнуются за экономику страны?

— Еще как. С июля здесь поднимутся цены на ЖКХ. Все переживают. Обещают, что хлеб подорожает в 2–3 раза. Выросли цены на сыр, молочные продукты. Моя коллега призналась, что не может позволить себе купить сыр. Дешевый местный сыр за 20 злотых (285 рублей), который еще не подорожал, уже невозможно купить. Его быстро разбирают.

Подорожали косметика, бытовая химия, бензин. Если в 2020 году мы удивлялись, как в Польше все дешево, то теперь положение резко меняется. К концу года мы ожидаем тяжелую ситуацию.

Еще людей волнует отключение газа. Поляки переживают, что цены вырастут, а зарплаты останутся прежними, поднимать их не собираются. Я здесь получаю больше, чем поляки, потому что иностранцам обязаны платить определенный минимум.

— Говорят, украинцы тоже покидают Польшу, где для них нет ни работы, ни жилья.

— Уже в марте беженцы стали перебираться в Германию. По слухам, скоро их могут начать выгонять из страны. Работодателям будет невыгодно заключать контракты с украинцами. В Польше хотят ввести закон: если предприятие встанет, то беженцам все равно обязаны ежемесячно платить. А простои на польских заводах-фабриках часто случаются.

— Что сами поляки говорят про Россию? Как они видят жизнь в нашей стране?

— Поляки следят за новостями в России активнее, чем мы. На работе ко мне подошел маляр и стал пересказывать, какие СМИ у нас заблокировали, кого сделали иноагентом, какие бренды уходят… Когда я обмолвилась в разговоре с коллегами, что скучаю по дому, и есть мысль вернуться, они удивились. Я ответила, что не так все плохо.

На самом деле, когда мы с мужем сюда ехали, думали, что Польша — настоящая Европа. Теперь понимаем, что нет. Во всяком случае, бардака тут хватает.

Что касается свободы, тут тоже есть свои нюансы. Например, в СМИ запрещают говорить нелицеприятные вещи про правительство. Как-то произошел инцидент: пьяный украинец убил на улице поляка. Новость облетела все СМИ, а на следующий день информацию убрали. Историю замяли. Полиция дала опровержение, что поляка убил какой-то иностранец. Но видео с убийством успели посмотреть все.

Честно говоря, у меня есть мысль переехать отсюда. Но муж категорически против России и Белоруссии. Будем смотреть по обстановке и думать. На днях купила себе перцовый баллончик на всякий случай. Жить в постоянном напряжении и страхе тяжело.

Источник

2


Комментариев нет:

Отправить комментарий