пятница, 8 июля 2022 г.

«Мирный» план Байдена: Янки согласны на Новороссию и санкции снимут. В чем подвох?

Белый дом придумал, как одурачить Кремль, даже если российская армия разгромит ВСУ.

Секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев на выездном совещании в Хабаровске 5 июля заявил, что несмотря на оказание США и Западом военной помощи Украине, увеличивающиеся поставки летального оружия, цели специальной военной операции будут достигнуты. Подпишитесь на телеграмм канал "Про Новую Россию" и следите за событиями в реальном времени.

Николай Платонович еще раз остановился на причинах начала СВО. Это — «Распространение на Украине неонацизма, функционирование на ее территории биолабораторий, задействованных в военно-биологической программе США, а также заявленные киевскими властями планы по созданию ядерного оружия и вступлению в НАТО создавали существенные угрозы безопасности не только России, но и всего мира».

Американский Институт изучения войны (ISW) пишет: «Четкое изложение Патрушевым первоначальных целей Путина почти пять месяцев спустя убедительно указывает на то, что Кремль не считает недавние успехи России в Луганской области достаточными для достижения первоначальных целей».

По мнению экспертов ISW Каролины Хирд, Джорджа Барроса и др., речь Патрушева, возможно, перечеркивает прогноз тех, кто предполагает какое-то компромиссное прекращение огня, основанное на территориальных приобретениях России. Месседж секретаря СБ РФ удивил заокеанскую экспертную публику, но не шокировал. По ту линию фронта уверены, что Россия долго воевать не сможет, и все зависит от воли хозяина Кремля. Как Путин скажет — так и будет.

Сразу скажем, что мысли вслух ряда наших политиков о готовности к урегулированию конфликта расцениваются на Украине и на Западе как слабость российской стороны. «Заметьте, не мы, а они умоляют сесть нас за стол переговоров, — отметил как-то раз советник Офиса президента Арестович, ставший рупором Зе-команды. — Следовательно, вторая армия мира истощена и вот-вот покатится назад».

Кстати, не просто так «Люся» (кличка Арестовича) считается главным хайпометом незалежной. Об этом пишут жовто-блакитные телеграм-каналы, со ссылкой на анализ Google Trends о популярности самостийных политиков по запросам громадян. Поэтому есть смысл следить за его руками во время манипуляции общественным мнением в бандерштате. А здесь есть новые интересные моменты.

Оказывается, разгром ВСУ в Лисичанске — это не поражение Украины, а победа, поскольку в Донбасском котле могла погибнуть украинская армия, тогда как отступление дает надежду на наступление. Речь, похоже, идет о медийном трафарете, который наверняка Зе-команда будет использовать при подписании мирного договора с Москвой.

Типа, да, Киев потеряет часть территорий, но сохранит неньку, которая даже без НАТО окрепнет, тогда как Россия ослабнет до такой степени, что сама вернет области, оказавшиеся под ее контролем. Короче, это никакой не поразок («поражение» на мове), а что ни есть самая великая перемога и очень хитрый с далеко идущими последствиями план «великого полководца» Зе.

Эти информационные перевертыши наблюдаются на фоне вала публикаций в США и ЕС о скором завершении конфликта в незалежной. Самостийные правдорубы и ушедшие в подполье порохоботы (медийщики экс-президента Порошенко) строчат посты об усталости Запада, на которую нынешние киевские власти закрывают глаза.

«Все говорят об эндшпиле на Украине», пишет, к примеру, Washington Post и даже дает раскладку, как это может выглядеть. Автор статьи Майкл О’Хэнлон является старшим научным сотрудником и директором по исследованиям программы внешней политики Института Брукингса, в котором руководит кафедрой обороны и стратегии. По слухам в заокеанской тусовке экспертов, он, наряду с другими представителями политической профессуры, готовит для Белого дома план окончания конфликта, который устроит обе стороны.

«Сражение на Украине убивает сотни людей каждый день, усугубляет голод в мире, повышает цены на газ, разгоняет инфляцию и угрожает эскалацией отношений между Россией и Западом. Этому нужно положить конец как можно скорее. Конечно, эта задача будет трудной, но мы должны попытаться», — говорится в публикации Washington Post.

Сам факт, что Вашингтон неоднократно заявлял, что «Украина должна сама решать свою судьбу» позволит сохранить лицо Америке, даже если Путин победит. Выглядит это следующим образом: Соединенные Штаты и их союзники не будут диктовать условия Украине. Но это не исключает закулисные контакты по стимулированию переговоров. Запад может и должен предложить креативные идеи, основанные на истории и американо-европейском коллективном опыте.

Предполагается, что летом, скорее всего в конце августа, когда провалится давно обещаемое Киевом украинское контрнаступление, несмотря на накачку ВСУ натовским оружием, в крайнем случае осенью стороны сядут за стол переговоров. Акт о прекращении огня будет автоматически продлеваться, что позволит России сохранить контроль над территориями неньки на момент заморозки конфликта.

Однако «никакого соглашения о постоянных границах достигнуто не будет. Киев и западные страны сохранят свою принципиальную позицию, что все спорные земли являются украинскими. Они будут надеяться, что будущий российский лидер после Владимира Путина посмотрит на вещи так же, как американцы, и, наконец, вернет земли. Возможно, в 2030-х годах, когда Путин окончательно уйдет», — отмечает Майкл О’Хэнлон. Здесь расчет однозначно делается на пятую колонну.

В обмен на смягчение санкций Кремль должен согласиться на миротворческую миссию международных сил, которые якобы станут гарантами безопасности остальной части Украины.

Да, сейчас Киев еще не согласен, размышляет автор Washington Post, но вполне может изменить свое мнение после еще нескольких недель или месяцев интенсивных боев и, вероятно, тщетных попыток вернуть часть территории даже после прибытия более современного западного оружия, такого как дальнобойная реактивная артиллерия HIMARS.

Как и предполагалось ранее, не просто так янки вытащили 99-летнего Генри Киссинджера, к мнению которого прислушивается Кремль. Говоря о территориальных уступках, он поднял тему, которая станет базой для дальнейших переговоров. Причем, янки уверены, что речь идет опять-таки не о прямой уступке земель победителю.

Один из подходов будет предусматривать референдум для определения суверенитета над спорными территориями после многолетнего периода охлаждения. США, идя на уступки по санкциям, в обмен потребуют включить в бюллетень три вопроса: «Хотите ли вы вернуться на Украину? Вас устраивает статус независимого государства?, или Вы готовы стать частью России?».

Вторым вариантом может стать создание автономных зон совместного управления, где и Украина, и Россия претендовали бы на суверенитет. Эта идея была реализована в таком месте, как округ Брчко в Боснии. Впрочем, вряд ли это реализуется, поскольку Вашингтон против любого сближения Москвы и Киева.

Третий подход основан на идее, что обе стороны «согласятся не соглашаться». В качестве исторической аналогии Майкл О’Хэнлон приводит Эстонию, Латвию и Литву. Запад не признал их вхождение в СССР и терпеливо дождался, когда Союз развалился.

Если разобраться, Washington Post пишет, пусть и в более широком плане, о том, о чем говорит «Люся» в отношении частного случая — Лисичанска. Можно не сомневаться, Арестович найдет «нужные слова» и после подписания мирного договора по-американски, подав поразок как перемогу. Что интересно: директор по исследованиям программы внешней политики Института Брукингса почему-то не анализировал мнение Москвы, видимо, находясь в полной уверенности, что Кремль согласится на вашингтонский план. Мол, что еще нужно Путину: территории он получил, санкции снимут. Ну-ну, посмотрим.

Источник


Комментариев нет:

Отправить комментарий