В 2002 году завершился проект «Клон» - масштабнейшая 250-серийная телесага о любви Жади (Джованна Антонелли) и Лукаса (Мурилу Бенисиу). Роскошные пейзажи и чувственные сцены с горячими диалогами заставляли зрительниц прильнуть к экранам и отвлекаться только во время рекламы. «Телепрограмма» вспоминает завершившийся 20 лет назад проект, который в России показывали еще долго и долго, и пробует понять, чем же он был так хорош.

Социальная подоплека и точность деталей

«Клон» вышел тогда, когда российский зритель уже познакомился с мексиканскими и латиноамериканскими телесказками: «Рабыня Изаура», «Богатые тоже плачут», «Тропиканка», «Дикий ангел» - все это было. И прошло. А «Клон» появился в Бразилии в 2001 году и стал без преувеличения мировым хитом, даже несмотря на теракт 11 сентября в США (в сериале вообще-то показывали быт мусульман), который транслировали 90 стран. Почему?

Вот как Первый канал анонсировал проект: «Танец живота - только одна из деталей. Актеров ждали уроки арабского языка, Корана, кулинарии. По сюжету 18-летняя красавица Жади после семейной трагедии должна уехать в Марокко. Съемки в этой стране велись 40 дней. Пустыня Сахара, пятидесятиградусная жара и горячие чувства.

А по возвращении в Бразилию на площади 830 кв. м была выстроена точная копия марокканского города Фес. Влияние «Клона» на общество беспрецедентно: в Бразилии появилась специальная программа помощи наркоманам, потому что в «Клоне» поднимается эта тема. Возможно, именно такими будут теленовеллы нового времени».

Да, «Клон» был нетипичным сериалом. Слишком загадочным, слишком странным и в то же время слишком смелым, несмотря на вроде бы легковесный жанр. В нем, помимо запретной любви, поднимались довольно важные для Бразилии (да и не только) проблемы - наркозависимость, бедность, столкновение полярных культур и разных религий.

Очень важным для достоверности фактором - ведь одно дело поверить в сказку со всеми ее условностями, а другое - «подключиться» к социальной драме - стало дотошное внимание создателей проекта к деталям. Как примерно в то же время американский HBO снимал криминальную сагу «Прослушка» в гетто Балтимора, так и бразильская студия Globo воссоздавала антураж «Клона» максимально документально.

По сюжету главные герои переезжают из Марокко в Рио-де-Жанейро и обустраивают свои дома со всем шиком восточного колорита. И дело не только в коврах - что резиденция Саида (Далтон Виг), что дом дяди Али (Стения Гарсия) дают возможность ощутить и наглядно увидеть разницу между Востоком и Западом: пролеты арок, позолота, шикарный текстиль и красивая посуда, колоннады и бассейны, плитка и фонтаны кричаще обращают на себя внимание и завораживают.

Дивный новый мир

Да, выход «Рабыни Изауры», «Тропиканки» и других хитов, безусловно, подвел публику к «Клону» разогретой. Сериал появился на пике развития мелодраматической индустрии. Открытие новой жизни, недоступные зрителю красоты и повороты сюжета затягивали российскую аудиторию.

По исследованию Би-би-си, именно бразильские сериалы закрепили в русском лексиконе слово «ферма» - родную «деревню» оно не перебило, но по крайней мере вошло в обиход. Противопоставление уютного и иногда даже роскошного загородного имения привычному нашему человеку колхозу вызывало и недоумение, и интерес. Это был не только телевизионный, но и культурный феномен.

В России «Клон» начали показывать по Первому в 2004 году: новые серии - в прайм-тайм, а с утра - повтор. Сериал сразу собрал мощнейшую фан-базу, живую и сейчас (да, у проекта есть сообщества в интернете, функционирующие до сих пор!). Все актеры мгновенно стали звездами в нашей стране, хотя, казалось бы, у нас что, своих мало?

- «Клон» - это феномен, - считает Летисия Сабателла, сыгравшая Латиффу Рашид. - Я поехала в Россию, и меня узнали на улице. В России люди научились говорить по-португальски благодаря сериалу. У меня есть русские поклонники. Это очень красиво. Думаю, многие люди полюбили Латиффу. Я чувствовала, что мной очень дорожат.

Ей вторит Даниэла Эскобар, которая сыграла Маизу Феррас.

- Внимание к сериалу никогда не заканчивалось с момента первого эфира, и реакция из России по-настоящему впечатляет, - говорит актриса. - У них сериал шел без перерыва все 20 лет (имеются в виду повторы по многим каналам. - Авт.)! Сейчас с появлением соцсетей комментарии, фотографии и сцены со мной приходят оттуда каждый день. Я получила тысячи комплиментов и бесконечное тепло.

Интересно, что в 2019 году «Яндекс» провел исследование, в котором сравнил популярность «Клона» и «Бригады» - двух культовых для России сериалов нулевых. Так вот, «Клон» по числу запросов оказался популярнее «Бригады» в большинстве регионов!

Сейчас аудитория сильно сегментирована - каждый выбирает себе сериал по вкусу и смотрит его в удобном формате и в удобное время: по ТВ, на онлайн-платформе или просто скачивает любым доступным способом из сети. А 18 лет назад в России «Клон» смотрели абсолютно все слои населения. И не потому что нечего было смотреть, нет. Просто там показывали вещи, о которых у нас снимали не так уж много сериалов: клонирование, этническая преступность, наркотики, «тонкость» и коварство Востока. 

Некоторые ставили будильник, чтобы проснуться в 5 утра и посмотреть повтор, некоторые разучивали танец живота и искали бижутерию, как у героинь проекта, для некоторых 19.00 было священным временем: пропускать эфир было нельзя. А если серию посмотреть не удалось, близкие обязательно пересказывали сюжет. Нетривиальностью и особой энергией «Клон» врезался в память российского зрителя навсегда.