суббота, 26 ноября 2022 г.

Умер серый кардинал белорусской политики: На Западе обвинят Россию

Смерть руководителя МИД Белоруссии Владимира Макея – завершение целой эпохи в новейшей истории постсоветской республики. Завершилась эра многовекторности, на которую Лукашенко когда-то возлагал столько надежд... Подпишитесь на телеграмм канал "Про Новую Россию" и следите за событиями в реальном времени.

Белорусское информационное агентство БЕЛТА сообщило о смерти министра иностранных дел Белоруссии Владимира Макея. Вне всяких сомнений, для постсоветской республики это событие является во многом эпохальным, поскольку персона Владимира Владимировича стала своеобразным символом целого политического периода новейшей истории страны. Макей возглавил МИД в 2012 году – на заре курса белорусского руководства на многовекторность. Первоначально курс рассматривался исключительно под экономическим углом: сделать так, чтобы баланс внешней торговли составлял пресловутые 30/30/30 с равным распределением долей между Россией, Европейским Союзом и странами третьего мира.

Эра Макея

Однако со временем, особенно после 2014 года, когда Россия заявила о своей новой роли в международных отношениях и приняла решение о присоединении Крыма, многовекторность стала настоящим политическим жупелом с явно антирусским подтекстом. Официальный Минск не на шутку перепугался такому повороту в политике Кремля и стал рассматривать союзную интеграцию в качестве угрозы для белорусской независимости. В этой парадигме Владимир Макей выполнял функцию главного посредника в переговорах между Белоруссией и коллективным Западом. Президент Лукашенко высоко ценил качества Макея – знание английского и немецкого языков, образование, полученное в Дипломатической академии МИД Австрии в 1992-1993 годах.

По своим собственным взглядам Макей, конечно же, склонялся в сторону умеренного либерализма и белорусского национализма. Имея определённый карт-бланш на заигрывание с западными и эмигрантскими структурами, он совершал шаги, вызывавшие справедливую негативную реакцию и у прорусской части населения Белоруссии (то есть у подавляющего большинства), и у экспертного сообщества в России. Сразу вспоминается встреча, проведённая руководителем МИДа Белоруссии с представителями белорусской эмиграции в рамках работы Объединения белорусов мира "Бацькаўшчына" в январе 2019 года. Наверное, впервые с начала 1990-х официальное лицо встречалось с прямыми потомками гитлеровских полицаев времён Великой Отечественной войны (другой "белорусской эмиграции" в Канаде, Латинской Америке или США на тот момент фактически не было).

Политолог, кандидат юридических наук Кирилл Аверьянов не считает Макея проводником западных установок, глава белорусского МИДа был скорее исполнительным солдатом:

Вне всяких сомнений, Макей имел очень тесные связи с политиками США и Западной Европы, высоко ценился евроатлантистами. Весьма показательно, что против Владимира Владимировича санкций не было долгие годы, в отличие от того же Лукашенко. Та же Канада ввела персональные рестрикции против главы белорусского МИДа только летом этого года, хотя всем известна довольно радикальная позиция Оттавы в отношении России да и протестов 2020 года в Белоруссии. Однако рассматривать фигуру Макея в отрыве от Лукашенко нельзя. Это просто некорректно. Весь внутриполитический и внешнеполитический курс в стране определяется президентом – так записано в Конституции, так работает система и в реальной жизни. Делал Лукашенко поворот на Запад – Макей брал под козырёк. Делал крен в сторону России – Макей тут же бросался исполнять порученные ему задания,

– сказал эксперт в комментарии Первому русскому телеканалу Царьград.

По мнению политолога, сейчас в националистических беглых СМИ, а также на западных медиаплатформах неизбежно появится версия о "московском следе", о "руке Кремля", но эти инсинуации крайне неубедительны, поскольку Россия не решает свои проблемы на внешнем контуре таким образом. Даже ликвидацией украинских радикальных политиков не занимается, чего говорить о каких-то поползновениях в отношении чиновников дружественного государства. Кроме того, в Москве есть чёткое понимание, кто определяет политику в Белоруссии. Это Александр Лукашенко, и на сегодняшний день его политика носит исключительно союзный характер, о чём говорит тесное взаимодействие двух стран в ходе проведения специальной военной операции по денацификации и демилитаризации Украины.

Кто примет МИД Белоруссии

Кто придёт на смену Макею, пока сказать с уверенностью нельзя. Самым логичным вариантом было бы назначение заместителя министра иностранных дел Юрия Амбразевича, имеющего большой дипломатический опыт, довольно лояльно относящегося к России и, что немаловажно, не совершавшего никакие демарши в 2020 году, в отличие от своих отдельных коллег по внешнеполитическому ведомству. На протяжении семи лет Амбразевич исполнял обязанности постоянного представителя Белоруссии при отделении ООН в Женеве.

Ещё один кандидат – председатель Постоянной комиссии по международным делам и член Совета Палаты представителей Белоруссии Андрей Савиных. У этого человека есть определённый дипломатический опыт, на протяжении пяти лет он возглавлял диппредставительство республики в Турции. Сейчас роль азиатского партнёра во внешней торговле и политике сильно возросла, учитывая введённые против Минска западные санкции. Поэтому Савиных подойдёт как нельзя лучше. К тому же он также представляет когорту дипломатов, не изменивших политическому режиму в трудное для него время "недореволюции" 2020-го.

Наконец, финальный вариант – первый заместитель главы Администрации Президента Белоруссии Максим Рыженков. В его карьерном багаже – должность начальника управления Америки Министерства иностранных дел, шестилетняя работа на посту начальника управления внешней политики Администрации Президента в конце 2000 – начале 2010-х. Проблема данной персоналии в том, что он внесён в "Чёрный список ЕС" и вряд ли сможет установить хорошие контакты с Европой. Кроме того, жена Рыженкова ранее была замужем за Павлом Латушко, одним из нынешних лидеров белорусской оппозиции за рубежом. На такие вопросы власть тоже обращает своё внимание.

Что с того?

Как бы то ни было, смерть Макея – определённая смена вех. Человека с такими обширными связями на Западе у президента Лукашенко в обойме больше нет. А это значит, что поле для манёвра, если на него и рассчитывали в Минске, резко сузилось. Нынешняя Белоруссия может связывать своё развитие исключительно с Россией. Это касается и вопросов безопасности государства и действующего режима, и экономического развития, и самой идеологии, на которую может опираться Александр Лукашенко. Эпоха Макея не привела к позитивным результатам, и сегодня это очевидно для всех, в том числе для главы государства.

Источник


Комментариев нет:

Отправить комментарий