воскресенье, 25 декабря 2022 г.

Украинские диверсанты атакуют Россию. Как распознать опасность?

Более 400 украинских националистов и лиц, совершивших военные преступления, задержали российские силовики на пунктах пропуска через границу, рассказали прессе в Национальном антитеррористическом комитете (НАК). «Не допущен въезд в Российскую Федерацию 1 026 лиц, причастных к террористической деятельности», – также сообщили в ведомстве. Подпишитесь на нашу группу в контакте "Про Новую Россию" и следите за событиями.

Кроме того, в НАК отметили, что внимание участников заседания было обращено на необходимость в условиях нарастания угроз совершения диверсионно-террористических актов обеспечить надежную антитеррористическую защиту объектов, прежде всего социально значимых, а также объектов промышленности, атомного, топливно-энергетического и транспортного комплексов. Выработаны дополнительные меры, направленные на повышение эффективности противодействия террористическим угрозам в условиях проведения специальной военной операции.

Четыреста военных преступников – много это или мало? Сложно судить, учитывая, что мы не знаем, о каком периоде времени идет речь. Даже если с начала СВО – это немало. Немало, учитывая, что с высокой долей вероятности все эти люди готовили в России новые преступления, иначе зачем им ехать в нашу страну?

Конечно, есть такие, кто раскаялся и решил завязать с преступной деятельностью. Есть такие, кто просто хотел залечь на дно, видя в «стране-агрессоре» идеальное место для этого. Ну а кто-то, возможно, ехал проведать своих родственников – и среди радикальных украинских националистов немало тех, у кого в нашей стране есть родственники, несмотря на декларируемый официально разрыв любых связей.

Но уверен, что гораздо больше среди этих людей могло быть диверсантов, террористов, шпионов СБУ и вербовщиков неокрепших умов, желающих выразить свою оппозиционность любым способом, в том числе сотрудничеством со страной, с которой у России военный конфликт.

Тем более что речь в большинстве случаев идет о националистах, которых среди остальных военных преступников выделяет то, что они свои преступления совершают не за деньги, как наемники из других стран, не будучи подневольными военнослужащими, а за идею. Идею, в основе которой и лежат преступления против человечества, в первую очередь против ненавистных «москалей». Так что им всем делать в России?

Чтобы понять, кто эти люди и чем они мотивированы, достаточно взглянуть на боевиков пресловутого полка «Азов»*, которые разворачивали настоящий геноцид в Мариуполе, не только прикрываясь мирными жителями как живым щитом, но и расстреливая их из башенных пулеметов бэтээров чисто из развлечения. А потом, запертые в «Азовстали», они отнимали еду у своих же – украинских – морпехов, которым «повезло» оказаться рядом с этими отморозками. Хотя что значит у «своих»? Своими для этих нелюдей не являлись даже побратимы из их подразделений, которых они, не задумываясь, убивали при попытке сложить оружие, добивали раненых и т. п.

Тут не лишне вспомнить и то, как нацисты пытались вырваться из окружения. В частности, историю парочки, которая убила взрослых членов чужой семьи и забрала детей, пытаясь выдать их за своих. К счастью, это им не удалось, однако я лично слышал немало историй о том, как откровенные людоеды, выдавая себя за мирных жителей, которых они за пару недель до этого убивали, умудрялись проскочить через фильтрационные лагеря, попав на освобожденные территории, а там… как знать, возможно, и в Россию.

Конечно, на границе контроль серьезнее, нет неразберихи и хаоса войны и обмануть опытного пограничника куда сложнее, чем молодого ополченца. Тем не менее иногда это удается.

Тут непременно приходит на ум убийство Дарьи Дугиной, которое было совершено еще и общественно опасным способом, т. е. это даже не убийство, а полноценный теракт. Напомню, ее автомобиль был подорван с помощью дистанционного управления на оживленной трассе в Московской области после фестиваля «Традиция»: взрывное устройство было заложено на стоянке, где также могли заминировать десятки других автомобилей.

Как заявили в ФСБ, преступление было подготовлено и совершено украинскими спецслужбами. Исполнителем преступления назвали гражданку Украины Наталью Вовк, которая сразу после исполнения преступления уехала в Эстонию.

Неправильно было бы, наверное, упрекать наши спецслужбы в том, что они упустили террористку, более того, надо воздать им должное – преступление было раскрыто всего за два дня. Однако остаются вопросы по поводу того, как эта женщина попала в Россию. ФСБ впоследствии опубликовала видео с подозреваемой, на которых видно, как именно она въезжает в нашу страну. Как выяснилось, поддельными документами и автомобильными номерами ее обеспечил другой гражданин Украины, находившийся в тот момент в Донецке. По некоторым данным, он же участвовал в изготовлении бомбы, которая была перевезена через границу. По другим, ее изготовили уже в России, следовательно, у Вовк были сообщники на территории страны. Возможно, они до сих пор где-то здесь, ждут своего часа.

Понятно, что отфильтровать всех просто невозможно. Особенно когда продолжается конфликт и границу пересекает огромное количество беженцев, нельзя ведь в каждой матери с ребенком разглядеть террориста. После присоединения Донбасса, а также Запорожской и Херсонской областей к России ситуация осложнилась еще больше – теперь боевые действия происходят на территории нашей страны и диверсантам проще проникать вглубь России. Конечно, контроль на бывшей границе никто не отменял, но он уже не настолько строгий. Так что ухо всегда необходимо держать востро.

Конечно же, недопуск в страну лиц, про которых известно, что они националисты и замешаны в преступлениях, не дает никакой гарантии того, что они просто отвлекают внимание для того, чтобы была возможность проскочить условной Вовк с идеально чистой биографией. Но невозможность отловить всех (а это действительно невозможно, особенно в условиях вооруженного конфликта, когда диверсионно-террористическая война ведется постоянно – тут ни одна спецслужба мира на сто процентов не справилась бы) не означает того, что нужно расслабляться. Ведь эффективность спецслужб обычно остается неизвестной обществу, в реальности на каждый удавшийся теракт приходятся десятки и сотни предотвращенных.

И тут стоит напомнить, что преступники могут проникнуть в Россию не только со стороны Украины. Схемы проникновения могут быть куда более сложными – достаточно вспомнить озвученную ФСБ версию попадания взрывчатки, использованной для подрыва грузовика на Крымском мосту 8 октября. Согласно этой версии, взрывное устройство было перевезено с Украины в Россию через Болгарию, Грузию и Армению. При этом организатором теракта было Главное разведывательное управление Минобороны Украины и лично его начальник Кирилл Буданов.

Это подтверждает то, что киевский режим не только может делать объектами своих атак на территории России как отдельных лиц, так и критически важные инфраструктурные объекты, но и готов проявлять при этом изобретательность.

На днях офицер Народной милиции Луганской Народной Республики Андрей Марочко предупредил журналистов, что Киев из-за военных неудач готовится начать террористическую деятельность на сватовском направлении, целями для которой могут стать государственные учреждения, инфраструктурные объекты и транспортные развязки.

Надо понимать, что эта деятельность не будет ограничиваться не только отдельны районом, но и целиком новыми территориями России, ее проявлений можно ждать, где угодно. И чем более тяжелое поражение киевский режим будет нести на фронте, тем больше сил и внимания он будет уделять как раз диверсионно-террористической войне с Россией.

Впрочем, надо понимать, что для этого даже не обязательно засылать на территорию нашей страны диверсантов. Можно «в темную» использовать совершенно «левых» людей, как это предположительно было с терактом на Крымском мосту. Или задействовать местные «спящие ячейки», или отдельных обиженных на власть лиц, которые могут быть урожденными россиянами, не имеющими никаких интересов или родственников на Украине.

На днях житель Удмуртии был осужден в Брянске за попытку участия в боевых действиях против России. Будучи приверженцем нацистской идеологии, он связался с украинским вербовщиком и собирался отправиться воевать за ВСУ, однако при попытке пересечь границу был задержан.

А недавно в ФСБ заявили о задержании в аэропорту Красноярска жителя Хакасии, пытавшегося примкнуть к украинской армии, попав на Украину через территорию Казахстана, а далее Молдовы. Этот не был нацистом и бандеровцем. Просто был против политики России, известным в своем городе оппозиционным общественным деятелем. Вот таким экзотическим способом он, очевидно, пытался подчеркнуть свою оппозиционность.

Ну хорошо, поехал бы он на фронт и сложил бы там голову, не жалко. А что если бы он начал свою собственную войну в мирном российском городе? Что если бы украинские вербовщики помогли не только уехать на Украину, но и достать взрывчатку в России?

Подчеркну, упомянутый житель Абакана не был ни украинцем, ни нацистом, но такие «городские сумасшедшие» для СБУ просто находка. Ведь далеко не каждый радикальный оппозиционер готов пойти на действительно радикальные шаги, но есть и такие, и СБУ ела бы свой хлеб зря, если бы не выявляла таких граждан в своих интересах.

Я уж не говорю о целых ячейках. В различных городах нашей страны (причем зачастую весьма удаленных от украинской границы) ФСБ то и дело накрывает ячейки представителей молодежных субкультур, которые создают ячейки запрещенных организаций типа «М.К.У»*. У них находят не только запрещенную литературу и символику, но и оружие…

Все это говорит о том, что противостоянию в тылу необходимо всегда уделять особенное внимание, понимая, что противник будет пытаться атаковать со всех сторон, в том числе изнутри. Проблема выработки и реализации мер по совершенствованию управленческой деятельности в сфере противодействия терроризму сегодня для нашей страны актуальна, как никогда, и она явно не должна ограничиваться фильтрацией прибывающих в Россию…

Источник


Комментариев нет:

Отправить комментарий