About Me

Шоу должно продолжаться: Киев "включает" отработанную схему

 

Даже «ждуны» в Херсоне начали ненавидеть киевские власти, уверен сенатор от Херсонской области Игорь Кастюкевич.

«Я тоже получаю вести с правого берега. Херсонцы мне как родственники. Они говорят, что сейчас ненавидят киевскую хунту даже те, кого раньше называли „ждунами“ и „кастрюлями“. Люди ждут российских военных как единственных настоящих защитников. Других для них просто не существует», — рассказал он.

По его словам, «готовящиеся провокации в Херсоне — это уже почерк фашистской киевской хунты».

«Они, как классические серийные убийцы, каждый раз придерживаются одного и того же сценария: Буча, Мариуполь, Снегиревка. С той лишь разницей, что теперь этот сценарий виден без прикрас их же собственному народу. История Бандеры и Шухевича повторяется в современном Херсоне», — добавил сенатор.

Ранее представители пророссийского подполья в Херсоне сообщили о том, что Киев готовит провокацию в городе: группа режиссеров и военных корреспондентов прибыла в Херсон для оперативной инсценировки поражения гражданских лиц в медицинских, образовательных и других социальных учреждениях города — якобы ударами российской армии — для дальнейшего обвинения России в гибели мирных жителей.

Стоит ли верить словам российских политиков о происходящем на оккупированной территории области? Так ли нас там ждут обратно? Стоит учитывать, что из всех регионов Новороссии Херсонская область всегда считалась наименее пророссийски настроенной — туда после войны переселили множество западенцев. Да, в начале СВО она была занята практически без боя. Но многие местные жители откровенно держали фигу в кармане, и многие не стали эвакуироваться, когда российские ВС оставляли Херсон. «Ждуны»? Что изменилось в их настроениях?

— Бандеровская пропаганда, особо рьяно, стала работать в Херсонской области после воссоединения Крыма с Россией в 2014 году, — рассказывает политолог, председатель Крымской региональной общественной организации «Центр политического просвещения» Иван Мезюхо.

— Киевские власти, понимая, что жители Херсонщины исторические и экономические близки к крымчанам, делали всё для того, чтобы перепрошить сознание местного населения. Но, как показал референдум в Херсонской области, большая часть жителей Херсонщины все-таки сохранила свою русскокультурную идентичность.

И тысячи херсонцев, которые сегодня были вынуждены переселиться из Херсона и других населенных пунктов в другие регионы Российской Федерации, ждут освобождения своего родного края и видят будущее Херсонской области в составе Российского государства.

«СП»: Как, по-вашему, в 2022-м местные восприняли приход российских ВС? Сопротивления особого там не было. Но многие держали фигу в кармане?

— Ваш вопрос напоминает мне вопросы некоторых комментаторов в социальных сетях, которые вопрошали о том, почему наших солдат с первых дней не встречали с цветами в руках. И ответ на этот вопрос прост. Люди боялись, что русские пришли ненадолго и уйдут, а им с бандеровцами ещё жить, и те заставят ответить за связи с Россией и русскими.

Период перед референдумом показал, что жители Херсонской области в большинстве своём сохранили историческую верность России, и получив возможность жизни в здравом информационном поле, они смогли разобраться в том, что происходило как минимум последние 8 лет в отношениях России и Украины.

«СП»: Крестьянские регионы обычно менее политически озабочены, чем промышленные города. Если новая власть что-то дает, чего не давала старая, ее легко поддержат. Что дала Россия Херсону?

— Всё-таки не надо считать жителей Херсонской области иждивенцами. На самом деле, когда Украина начала блокаду Крыма, продовольственную и водную, от этого, в первую очередь, пострадали жители Херсонской области. Многие местные фермеры остались без воды для полива урожая. А урожай просто было некуда реализовывать, потому что обычно херсонские арбузы, другие бахчевые культуры отправлялись на рынки полуострова.

Сегодня в условиях боевых действий Россия проводит ремонты на объектах социальной и транспортной инфраструктуры, строятся дороги, укомплектовываются всем необходимым школы и детские сады. Местные жители, которые были вынуждены выехать за пределы области, получили жилищные сертификаты на приобретение жилья. Некоторые из них воспользовались этими сертификатами в Республике Крым.

«СП»: При этом, когда оставляли Херсон, почти половина людей отказалась эвакуироваться. Означает ли это, что это все «ждуны»?

— История показывает, что всегда есть люди которые отказываются эвакуироваться во время боевых действий. И, конечно, нельзя всех тех людей, которые живут в оккупации, называть врагами.

Однако, после деоккупации этих территорий российским органам безопасности придется провести большой комплекс мероприятий для выявления «ждунов», диверсантов и шпионов. Разумеется, при оставлении Херсона, как я понимаю, мы организовали там своё пророссийское подполье, поэтому когда бандеровцы покинут город, они наверняка сделают тоже самое.

— Промышленные центры были всегда очень тесно связаны с Россией, на предприятия крупных городов приезжали специалисты из России, техническая документация была на русском языке, — уверена председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

— Города юго-востока Украины — преимущественно русскоговорящие. Одесса, Николаев, Харьков, Днепропетровск были связаны тысячами ниточек с Россией своей историей, культурой и родственниками.

Херсонская область — сельскохозяйственная. Здесь было много переселенцев из Западной Украины, которых переселили сюда после Великой Отечественной войны. Это, безусловно, наложило отпечаток на самоидентификцию и менталитет местного населения.

«СП»: Понятно, что живущие в деревнях куда менее политически сознательны, чем городские пролетарии. Как это влияет на менталитет и настроение жителей?

— Да, действительно, сельское население меньше всего втянуто в политические перипетии и политические баталии, оно живет годовым циклом от урожая до урожая.

Приход России на территорию Херсонской области многие в селах восприняли равнодушно, без особой радости, но и без протестов.

Нужно еще учесть особенности тамошней земельной реформы. В отличие от России, земля на Украине разделена на паи бывших колхозников, большинство наделов от 5 до 10 гектаров. Для юга Украины это вполне неплохой кусок земли, особенно, если учесть значительный объем орошаемых земель, на которых традиционно выращиваются рентабельные овощи.

Скупка больших наделов земли была разрешена украинским парламентов только с 2024 года, и фактически не начала работать. Те, кто не хочет и не имеет возможности стать фермером, сдают свои паи в аренду производителям зерна, однако очень много полей обрабатывается фермерами-овощеводами.

Именно из-за этого хуторское мышление очень развито в сельских жителях Украины, что сопровождается соответствующей политической позицией населения.

«СП»: По-вашему, два года оккупации что-то изменили в сознании местных?

— Я знаю, что немало людей очень пожалели, что остались в украинском концлагере, не переехав в Россию. Только за один 2023 год в Херсонской области украинская прокуратура возбудила более 1800 уголовных дел по статьям «коллаборационизм» и «госизмена».

Под суд попали заведующая детсадом, которая получила 12 лет тюрьмы, за то, что согласилась продолжать свою работу при российской администрации, преподаватели херсонских вузов, работники социальных служб, работники сельсоветов и врачи. Все они стали считаться врагами Украины, и им грозят огромные тюремные сроки с конфискацией имущества.

Но главная боль и проблема всех жителей Херсона — принудительная мобилизация, под которую попали те мужчины, кто не захотел уехать вместе с российской армией.

Времена, когда город контролировала Россия, сейчас воспринимаются, как самые спокойные времена за последние два с лишним года. Многие херсонцы теперь ждут Россию, поскольку хотят спокойной жизни с твердой властью и четко определенными правилами.

Читайте также:

Отправить комментарий

0 Комментарии